» » »

14 век

Как известно, в конце 13 – начале 14 веков Великое княжество Литовское значительно расширилось за счет присоединения белорусских, украинских и западнорусских земель, став одним из крупнейших и влиятельнейших государств Восточной Европы.

Российская историческая наука, освещая покорение западных и южных русских земель литовцами, традиционно объясняла это тем, что, якобы, северо-восточные русские княжества были ослаблены татарским игом и этим воспользовались литовские феодалы, захватив русские земли, расширив владения своего княжества в 10 раз.

Однако же, захвата как такового и тем более завоевания литовцами южнорусских княжеств вовсе не было. Присоединение бывших территорий Киевской Руси к ВКЛ происходило на добровольной основе: «яко равные к равным и вольные к вольным». И на то были свои причины.

Как известно, славянская составляющая в литовском государстве была весьма существенной еще до присоединения бывших территорий Киевской Руси к Литве. В частности, в состав Литвы к тому времени уже входила почти вся территория современной Белоруссии с коренным славянским населением. В качестве государственного языка в княжестве выступал древнерусский и даже сам отец-основатель литовского государства Гедимин (около 1275-1341) разговаривал на нем, при этом, именовал себя князем литовским и русским. На древнерусском языке писались литовские исторические летописи того времени. Сын Гедимина - великий князь литовский Ольгерд (ок. 1296 — 1377) был православным (хотя русские летописи писали о нем как о «зловредном, безбожном и нечестивом») и оставил после себя наследников, отдельные из которых стали родоначальниками известных русских княжеских династий. Например, сын Ольгерда Дмитрий, он же князь Трубчевский – предок князей Трубецких. Великий московский князь Василий II Темный (1415-1462) по материнской линии приходился родным внуком литовскому великому князю Витовту (1350-1430) и соответственно, все последующие правители Московской Руси из Рюриковичей, включая Ивана Грозного (1530-1584), были потомками Витовта. И вообще, отметим, что княжеская ветвь Гедиминовичей была второй по знатности на Руси после Рюриковичей (при этом, следует учитывать, что эти ветви имели еще и тесное родство друг с другом). Из Гедиминовичей вышли такие княжеские роды как Булгаковы, Голицыны, Куракины, Патрикеевы, Хованские, Мстиславские, Бельские, Вишневецкие, Чарторыйские.

Таким образом, большинство исследователей сегодня сходится во мнении, что славяне, их язык и религия в 13-14 веках доминировали в Литве абсолютно. И в целом Великое княжество Литовское того времени можно смело называть славянским государством, где наши предки вполне комфортно жили под номинальной властью Вильно.

Литовской династии Гедиминовичей удалось создать из своего княжества центр, притягивавший к себе всю Юго-Западную Русь, раздробленную после крушения Киевской Руси. Неслучайно в исторической литературе литовское государство того периода часто упоминается под названием Литовской Руси и это справедливо. Ведь в ее составе находилось три четверти всех русских городов, включая такие древние центры как Киев, Чернигов и Смоленск.

Начатый Гедимином процесс собирания юго-западных русских земель был завершен его сыновьями Кейстутом (?-1382) и Ольгердом. К концу их правления Литовская Русь более чем на 2/3 состояла из исконно русских территорий и в связи с этим имела ничуть не меньшее чем Москва право именоваться Русью. Количество этнических литовцев в княжестве в тот период составляло не более 7%, остальное же население было славянским и православным.

Исходя из изложенного, мы можем без преувеличения говорить о том, что полуторавековое пребывание нашего региона в составе ВКЛ почти не отразилось на языке, культуре и жизненном укладе местных жителей.

Современная Литва – маленькое европейское государство с практически моноэтничным населением, проживающим на площади 65,2 тысяч кв.км. Однако, совсем иной была Литва в средние века. Великое княжество Литовское конца 14 века представляло собой огромное государство, занимавшее территорию всей Белоруссии, почти всю современную Украину, всю территорию нынешней Брянской области и частично территории некоторых соседних с ней областей России. Политическим центром огромного княжества была, собственно, Литва, примерно в ее нынешних пределах. Насколько монолитным при таких размерах было литовское государство, сказать сложно. Скорее всего, верховная власть литовского князя не имела большого консолидирующего значения для многочисленных князей, управляющих народами, проживающими на территории страны.

Следует сказать пару слов о жителях, населявших литовское государство того времени. Титульная народность ВКЛ как этническое целое складывалась в 9-12 веках и предками литовцев были различные племена, обитавшие в бассейне Немана и Западной Двины, в том числе и племена славянского происхождения, например, ятвяги. К слову, языческие верования литовских племен были очень близки к славянским.

Однако, титульная нация княжества отнюдь не составляла в своей стране большинство – подавляющее число жителей княжества, как уже говорилось, были славянами.

По вероисповеданию современные литовцы почти сплошь католики. Однако же, средневековая Литва была по большей части православной. Первые серьезные попытки проникновения католичества в Литву начались примерно со второй половины 13 века, однако большинство населения Великого княжества Литовского того времени по-прежнему оставалось православным и еще долго противилось усилению роли католической религии в жизни общества. Исследователи ВКЛ отмечают, что положение православия в Литве на начальном этапе было даже более выгодным, чем в Московии. Что касается нашего региона, то будучи восточной окраиной ВКЛ, он испытывал минимальное влияние католицизма и шансов вытеснить традиционную православную религию у латинской веры практически не было. Даже когда сын Ольгерда – Ягайло, занявший в 1377 году литовский престол, при поддержке части виленской элиты и под влиянием соседней Польши выбрал в качестве официальной религии для своего государства католичество, на религиозных предпочтениях населения юго-восточной окраины княжества это никак не отразилось. Однако, последующее усиление роли католицизма в Литве в 15 веке станет одним из факторов, определившим крен многих восточных районов княжества, в том числе и нашего региона, в сторону православной Москвы. При этом, как справедливо полагают многие историки, состоявшая на 90% из православного населения Литва, выбрав курс на сближение с католической Польшей, утратила шанс стать мощным и самодостаточным православным государством.

Следует также добавить, что до середины 15 века Московская и Литовская Русь имели единую Православную церковь, во главе которой стоял Митрополит всея Руси, назначавшийся греческим Патриархом. Резиденция Митрополита находилась в Москве.

Об усилении роли Литвы в истории нашего региона говорилось еще в главе, повествующей о «монголо-татарском периоде». Временем же окончательного присоединения земли наших предков к Великому княжеству Литовскому следует считать период княжения Ольгерда (Альгирдаса) – легендарного правителя Литвы в 1345-1377 годах.

Князь Ольгерд присоединил к своему государству всю Северщину вместе со Стародубом в 1355 году. Стародубские земли Ольгерд жаловал своему племяннику - литовскому князю Патрикию Наримунтовичу, считающемуся основателем княжеской династии Патрикеевых. Патрикий был сыном Наримунта Гедиминовича и внуком основателя литовского государства - Гедимина. По вероисповеданию - православный. Из биографических сведений о Патрикии известно, что в 1383–1386, а также в 1397 годах он был «служилым» князем в Великом Новгороде. Из его близких родственников известна жена Елена, а также сыновья Александр и Иван. Потомки Стародубского князя Патрикия Наримунтовича играли большую роль в политической жизни Московского государства на протяжении всей его истории и дали начало нескольким ветвям княжеской аристократии Гедиминовичей, а именно: Патрикеевых, Щенятевых, Хованских, Корецких, Булгаковых, Голицыных, Куракиных.

По поводу Мглина известно, что он был отдан сыну Ольгерда – Симеону Лугвению, а после Симеона городом владели его сын Юрий и внук Иван. Своему сыну Дмитрию Ольгерд отдал Трубчевск. В целом, при Ольгерде во владение литовской знати было роздано немало земель в окрестностях Стародуба и Мглина.

После смерти Ольгерда в 1377 году, литовский трон занял его сын Ягайло, который сразу же повел междоусобную борьбу за власть со своим дядькой Кейстутом. С самого начала своего правления Ягайло во всем ориентировался на соседнюю католическую Польшу, что во многом и определило дальнейшую судьбу восточных окраин ВКЛ, в том числе и нашего региона, где в период правления Ягайло было образовано два княжества – Стародубское и Новгород-Северское.

Пропольская католическая ориентация Ягайло натолкнулась на серьезное сопротивление внутри литовского государства. Часть местной элиты, известной под названием «тракайская группировка», объединилась вокруг родного дядьки Ягайло - Кейстута и его сына Витовта. Междоусобная борьба закончилась для Кейстута трагически - он был убит в 1382 году своим венценосным племянником. Ягайло коварно заманил его на свидание, после чего заточил в замке, где Кейстут, по показаниям одних источников, в припадке отчаяния наложил на себя руки, а согласно другим источникам был задушен по приказанию Ягайло. Витовт, заключенный вместе с отцом, успел спастись бегством.

Следующие десять лет прошли под знаком борьбы между двоюродными братьями - Ягайло и Витовтом. Последний не терял времени даром: он бежал под защиту тевтонцев, заключил с ними союз и после трехлетней борьбы добился от Ягайло признания своей верховной власти над Литвой.

Ягайло, в свою очередь, к этому времени уже успел принять католичество, заключил с Польшей соглашение о династическом союзе, женился на польской королеве Ядвиге, после чего был провозглашен королем объединенного польско-литовского государства под именем Владислава II (Кревская уния 1385 года). С этого момента ориентация Литвы на католическую Польшу определилась окончательно.

С 1392 года Витовт стал великим князем литовским, однако номинальный титул верховного князя Литвы остался за Ягайло, что во многом обусловило сохранение литовско-польской унии. В дальнейшем Витовт и убийца его отца – Ягайло худо-бедно уживались друг с другом, образуя этакий польско-литовский родственный дуумвират.

Небезынтересным будет узнать, что первой женой Витовта была уроженка Стародуба - дочь князя Лукомского и Стародубского - Мария. Но до судьбоносных в жизни ее мужа событий она не дожила, в 1376 году при родах дочери Софии.

В составе Великого княжества Литовского нашим предкам выпала уже привычная нелегкая историческая судьба - жить на имперской окраине и в связи с этим постоянно подвергаться повышенной опасности. Стародубщина находилась на рубеже Литвы и Московского княжества - двух крупных и амбициозных государств, отношения между которыми были далеки от идеала.

Последняя треть 14 века в истории Московского княжества прошла под знаком Дмитрия Донского (1350-1389), который закрепил доминирующее положение Москвы в Северо-Восточной Руси и не оставлял попыток расшириться за счет земель, входящих в состав ВКЛ. Из истории известно, что Дмитрий предпринимал попытки подчинить себе и Чернигово-Северские земли. В частности, в 1379 году Дмитрий, воспользовавшись раздором между сыновьями Ольгерда, совершил поход к Стародубу и Трубчевску, намереваясь установить над этими городами свою власть. Фактически этот поход проходил под командованием Серпуховского князя Владимира Андреевича Храброго (1353-1410, внук Ивана Калиты), воеводы Дмитрия Боброка-Волынского, а также старшего сына Ольгерда – Андрея (1325-1399), который после безрезультатного заявления прав на литовский престол, в 1377 году нашел покровительство в лице московского князя, выехал в Псков, где был посажен на княжение, став врагом для своего брата Ягайло. Впрочем, в 90-х годах 14 века Андрей Ольгердович вернулся на родину, перейдя на службу к Витовту. Он погиб в битве литовцев с татарами на реке Ворскле.

Для Стародуба поход 1379 года закончился тем, что московское войско сожгло город за оказанное со стороны его жителей сопротивление.

Зато княживший в соседнем Трубчевске другой сын Ольгерда – Дмитрий, московским «гостям» сопротивления не оказал, добровольно впустив их в город.

«А князь Дмитрей Ольгердович не ста на бой, поиде к Москве, и прият его князь великий в любовь» - сообщает нам об этом событии летопись.

Вероятно, этот эпизод и стал началом «московской карьеры» Дмитрия Ольгердовича. Как известно, вскоре он перешел на службу к московскому князю, став вместе с братом Андреем одним из ближайших сподвижников Донского. В 1380 году Дмитрий и Андрей Ольгердовичи приняли самое активное участие в знаменитой Куликовской битве, где командовали боевыми полками русского войска. Предположительно, в этой знаменитой битве участвовало и войско из Стародуба, которое привел с собой Дмитрий Ольгердович. Брат Андрея и Дмитрия - Ягайло Ольгердович в 1380 году был союзником Мамая.

Как уже упоминалось, Ольгерд отдал Стародуб во владение Патрикию Наримунту, который княжил в городе около трех десятилетий, передав Стародубщину в 1386 году своему сыну Александру. Сам же Патрикий в 1383-1387 годах был служилым князем Великого Новгорода. В 1388 году Патрикий служил при дворе при дворе великого князя литовского Ягайло. В 1408 году он вместе с князем Свидригайло перешел на службу Москве, где был с почетом принят великим князем Василием I Дмитриевичем, который даже выдал свою дочь замуж за сына Патрикия – Юрия.

Стародубский князь Александр Патрикеевич известен тем, что вошел в анналы истории как поручитель князя Витовта на его переговорах с немцами в 1398 году. В заключенном договоре о мире стоит подпись «Alexander de Starodup». В 1400 году Александр официально присягнул на верность Витовту, о чем была составлена специальная присяжная грамота. Стародубский князь Александр Патрикеевич считается родоначальником рода князей Корецких, угасшего в 1651 году со смертью князя Самуеля-Карола (1621-1651).

Категория: История Унечского района | Добавил: unechamuzey (01.11.2017) | Автор:
Просмотров: 14 | Теги: ВКЛ, Стародуб, Ягайло, Ольгерд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: