» » »

Вторая половина 18 века (часть 1)

1750 год дал Левобережной Украине нового правителя, который оказался в итоге последним гетманом в истории Малороссии. Им стал Кирилл Григорьевич Разумовский (1728-1803) – уроженец Черниговщины, сын простого украинского казака Григория Розума. Его возвышение стало возможным благодаря старшему брату, Алексею Григорьевичу Разумовскому (1709-1771) - фавориту императрицы Елизаветы Петровны (1709-1762). После ее воцарения, в 1742 году Кирилл Разумовский был привезен в Петербург, а в следующем году отправлен для получения образования за границу. По возвращению в Петербург, К.Г. Разумовский получил придворный чин камергера и в 1746 году был назначен президентом Императорской Петербургской Академии наук. В 1750 году Разумовский был поставлен гетманом Малороссии и пребывал на этой должности до 1764 года, т.е., до тех пор, пока гетманство не было упразднено. Впрочем, в середине 18 века полномочия гетмана, по сравнению с его предшественниками, были существенно урезаны и Разумовский был, по сути, не более чем «декоративным» царским наместником в Украине.

После ликвидации гетманства, Разумовский получил чин генерала-фельдмаршала и много имений в наследственное владение, в числе которых значился и соседний с нами город Почеп. Последние годы жизни Кирилл Разумовский провел в украинском Батурине, где и скончался. Разумовский оставил после себя немало потомков, отдельные из которых были весьма тесно связаны с историей нашего края.

В частности, правнуком Кириллу Разумовскому приходился известный русский писатель Алексей Константинович Толстой (1817-1875), который провел детство и молодость на Стародубщине и считал ее своей настоящей родиной, хотя появился на свет в Петербурге. А.К. Толстой часто и подолгу жил в своем имении Красный Рог под Почепом, там же он и скончался 28 сентября 1875 года. Краснорогская усадьба А.К. Толстого сохранилась до настоящего времени и является действующим культурно-историческим памятником.

Память о Разумовском живет на современной Стародубщине и в архитектурных памятниках. Так, в Почепе до сих пор частично сохранился гетманский дворец Разумовского, построенный в 60-х годах 18 века по проекту известного французского архитектора Жана Батиста Мишеля Валлена-Деламота (1729-1800). Среди других известных работ этого архитектора значатся Гостиный двор на Невском проспекте Петербурга, здание Малого Эрмитажа.

Помимо этого, Разумовский в первой половине 1760-х годов построил в Почепе красивый Воскресенский собор, автором которого, предположительно является знаменитый итальянский архитектор Антонио Ринальди (1710-1794), находившийся с 1751 года на службе у гетмана Малороссии. Впрочем, многие историки приписывают авторство собора упомянутому выше Валлену-Деламоту. Однако, при более детальном изучении этого вопроса выяснилось, что церковь была возведена еще до приезда Валлена-Деламота в Россию и ее проект все-таки принадлежал Ринальди. Любопытно, что Воскресенский собор в Почепе строился из кирпича разобранного дворца А.Д. Меншикова.

Известно, что Разумовский, несмотря на то, что был гетманом Малороссии, большую часть времени проводил в Петербурге. Впрочем, некоторое внимание своим украинским «владениям» он все же уделял. Так, в мае 1752 года Разумовский со своей свитой начал объезд вверенных ему малороссийских регионов. В числе посещенных им городов значился и Стародуб.

Тем временем, в Стародубском полку тоже происходила «ротация кадров». В 1757 году вместо скончавшегося Максимовича на должность Стародубского полковника был назначен Аким Яковлевич Борсук (Барсук) – сын бывшего Киевского полкового есаула и Козелецкого городового атамана Якова Петровича Борсука. Борсуки – известная малороссийская фамилия времен Гетманщины. Родоначальником ее считается Петр Борсук, который служил Козелецким сотником (с 1674 по 1698 годы), а потом Киевским наказным полковником (с 1698 по 1706 годы). Стародубский полковник Аким Борсук приходился ему внуком.

Аким Борсук имел неплохое образование, полученное в Петербурге и Берлине, работал переводчиком в Коллегии Иностранных Дел. С молодых лет был хорошо знаком с гетманом Кириллом Разумовским и со всей семьей Разумовских. Собственно, именно благодаря их протекции, Борсук и «выбился в люди». До назначения в Стародуб он служил флигель-адъютантом в чине капитана, с 1754 года – армии подполковником, а затем полковником, после чего и был направлен в Стародуб. На Стародубщине Борсук получил имения, перешедшие ему от предыдущего полковника Максимовича. В 1759 году Борсук скончался. Детей у него не было, поэтому все стародубские имения достались его брату Зиновию, служившему полковым судьей в Киеве. Тот, в свою очередь, сразу же продал все стародубские земли полковому обозному Павлу Скорупе за 55 рублей.

После смерти Борсука полковничье место два года оставалось вакантным. Управление Стародубским полком до 1761 года коллегиально осуществляла старшина под руководством бунчуковых товарищей Александра Дублянского и Петра Миклашевского.

К этому же периоду относится и назначение на должность Стародубского полкового обозного уже упомянутого в предыдущей главе Павла Скорупы. На этот уряд Скорупа пришел вместо умершего Григория Юркевича и занимал его до 1772 года. На Стародубщине Павел Скорупа владел весьма значительным богатством. В частности, ему принадлежали доставшиеся по наследству от отца села Кустичи (Волкустичи), Рябовка и часть Чернижово.

В 1757 году Скорупа был командирован гетманом на польскую границу для организации работы по контролю за отправлением казаков и лошадей на войну в Пруссию. Речь идет о Семилетней войне, которую Россия совместно с Австрией, Францией, Испанией, Саксонией и Швецией вела с 1756 года против Пруссии, Великобритании и Португалии. Семилетняя война была вызвана обострением англо-французской борьбы за колонии, а также столкновением политики Пруссии с интересами Австрии, Франции и России.

В 1760 году Скорупа, в качестве одного из командиров шеститысячного войска малороссийских казаков был командирован уже в саму Пруссию, где провел около двух лет, принимая участие в войне под командованием генерала-майора Еропкина.

Дома в это время оставалась его супруга, которая продолжала наращивать земельные аппетиты своей семьи. Так, одним из сел, на которые распространялись амбиции Скоруп, было Рюхово, принадлежавшее тогда вдове младшего сына Стародубского полковника Михаила Миклашевского – Евдокии Миклашевской, которая к тому времени уже была замужем за бывшим полковым писарем С. Петрункевичем.

Летом 1760 года, около 300 пьяных подданных Скорупы из Кустич, Займища, Рябовки и Чернижово, вооружившись дубинами, булавами и косами, напали на рюховских крестьян прямо на ржаном поле и жестоко избили их. Какими конкретными причинами была вызвана эта разбойничья акция, нам достоверно неизвестно, однако, она вполне укладывалась в общую атмосферу враждебности, существовавшую между Петрункевичем и Скорупой из-за бесконечных тяжб за рюховские земли. Жалобы рюховских жителей полковому начальству на беспредел со стороны подданных Скорупы действия не возымели, что еще более укрепило веру полкового обозного в собственную безнаказанность.

Скорупа, тем временем, заручившись поддержкой главнокомандующего русской армией и фаворита императрицы, графа А.Б. Бутурлина (1694-1767), попытался в 1761 году выпросить у Елизаветы не много, не мало, должность Стародубского полковника, которая на тот момент был вакантной. Причем, шансы на успех этого мероприятия были весьма высоки, поскольку Скорупа был лично известен Бутурлину и пользовался его расположением. Однако, ходатайство о назначении Скорупы полковником осталось без рассмотрения в связи со скорой кончиной российской самодержицы. У пришедшего ей на смену Петра III, как известно, были свои планы - он поставил во главе Стародубщины Степана Карновича.

Возвратившись из Пруссии, Скорупа продолжил наращивать свои владения, при этом, не оставлял надежд поднять и свой социальный статус. В связи с этим следует сказать, что Павел Скорупа в масштабах Стародубщины был довольно влиятельной персоной, поскольку, помимо богатого состояния, имел весьма многочисленные связи и знакомства в высшем малороссийском обществе того времени. Например, на протяжении многих лет он довольно близко был знаком с генеральным хорунжим Николаем Ханенко, который ранее служил в Стародубском полку судьей. Так, если мы обратимся к известным дневникам Ханенко, то увидим, что лишь в одном 1743 году тот многократно упоминает о гостевых визитах, наносимых ему Павлом Скорупой:

«Кушали у нас обед г. Гамалия, молодий Скоропадский, Далони Покорский, Павел Скоруппа, Стефан Савицкий, сотник мглинский Лисаневич и весь день забавлялись…» (из дневника Ханенко за 29 мая 1743 года).

В 1765 году, после безуспешных попыток занять вакантное место в каком-либо из полков Малороссии, Скорупа подает челобитную о жаловании ему дворянского титула, ссылаясь на свое давнее шляхетское происхождение. В просьбе ему было отказано, поскольку достоверного подтверждения дворянским корням Скорупы не нашлось. Однако, Скорупа своего в итоге добился. Это произошло после увольнения его с должности полкового обозного в 1772 году. Тогда же, за былые заслуги Скорупа был награжден армейским чином полковника, который автоматически давал ему и дворянский статус. Известно, что после получения полковничьего чина Скорупа заказал свой собственный портрет, который затем долгое время хранился в Николаевской церкви в селе Волкустичи. В 1779 году Павел Скорупа скончался. Из детей у него была всего одна дочь Мария, в 1773 году вышедшая замуж за тайного советника Акима Семеновича Сулиму (1737-1818), которому и досталось все богатство покойного Скорупы.

Мария Павловна Сулима (Скорупа) умерла 12 апреля 1783 года в возрасте 30 лет и была похоронена в Кустичах.

О ее супруге Акиме Сулиме известно, что он происходил из знатного рода Сулим, берущего свое начало от знаменитого Запорожского гетмана Ивана Сулимы. Аким Сулима родился в 1737 году, учился в Киевской академии, затем долгое время находился на военной службе и вышел в отставку в чине генерал-майора. После отставки был назначен на должность Черниговского судьи и занимал ее до самой своей кончины. Состоял в чине тайного советника. Аким Сулима имел неплохое образование и даже занимался переводами литературы с французского языка. В нашем районе, помимо Кустич, Сулима имел в собственности около тысячи крестьянских душ в селах Чернижово, Аленовке, Писаревке и Буде Вовницкой. В 1818 году Аким Сулима скончался и был погребен в Сулимовской церкви. Оставил после себя нескольких сыновей и дочерей, большинство из которых родились в Кустичах, фактически ставших родовым гнездом Сулим. А по меньшей мере двое из них – сын Захарий и дочь Мария, по видимому, и жили в Кустичах, т.к. известно, что они были погребены в местной Николаевской церкви. Сыновья Сулимы, Аким и Павел были почти одногодками, в молодости получили хорошее образование и оба сделали себе приличную карьеру. Павел Акимович Сулима (1779-1812) в возрасте 22 лет получил степень доктора в престижном Геттингенском университете в Пруссии, после чего состоял на военной службе. Второй сын – Аким Акимович Сулима (1780-1840) дослужился до чина титулярного советника. Дочь – Прасковья Акимовна Сулима (1777-1817), была замужем за Иваном Андреевичем Войцеховичем (1754-1821), который в 1817-1819 годах служил Пензенским гражданским губернатором, с 1819 года вышел в отставку и проживал в Волокитиных Кустичах, где и скончался в 1821 году.

В 19 веке Волкустичами владели Марковичи. Из этой семьи известен военный поручик Иван Михайлович Маркович, который после службы вышел в отставку и вернулся в Волкустичи, где жил до самой смерти. Он умер в 1870 году и был похоронен в селе. Все его наследство перешло к сыновьям Андрею, Александру и Петру.

Развивая тему, касающуюся возможностей обогащения полковой старшины, нужно отметить, что, пользуясь положением и имея значительные материальные блага, многие высокопоставленные казаки лично занимались коммерцией. К примеру, в Стародубе обычным делом была сдача в наем домов и нежилых помещений, принадлежавших казакам из числа полковой старшины. Особенно активно занимались коммерцией казаки, в свое время перешедшие в служилое сословие из мещан.

Среди наиболее владетельных и состоятельных представителей казацкой старшины, проживавших во второй половине 18 века на территории Стародубского полка, выделялись Василий Гудович, владевший более чем 250 крестьянскими дворами, Михаил и Василий Корсаки (свыше 500 дворов), Федор Ширай (свыше 200), Андрей Миклашевский (свыше 200). Среди тех, кто владел землями и крестьянами на территории современного Унечского района назовем Павла Дублянского (17 дворов) и Василия Завадовского (свыше 50 дворов).

В настоящем разделе нельзя не упомянуть о человеке, труды которого стали весьма ценным источником по истории Стародубщины. Речь идет о Николае Даниловиче Ханенко – известном представителе малороссийского высшего света 18 века. Николай Ханенко, рано осиротев, поступил в Киевскую Могилянскую духовную академию, но образование свое доканчивал в Львовской академии. С 1717 года состоял на службе в генеральной канцелярии. В 1723 году был арестован по делу Полуботка и освобожден только после смерти Петра I. В 1726 году Ханенко вернулся в Малороссию и в следующем году, благодаря поддержке гетмана Апостола, получил уряд Стародубского полкового судьи, на котором оставался беспрерывно в течение следующих десяти лет. В 1738 году Ханенко был назначен Стародубским полковым обозным, в этом качестве принимал участие в военном походе в Крым. В 1740 году Ханенко был определен членом генерального суда Малороссии, а в 1741 году стал генеральным хорунжим и оставался на этой должности в течение 20 лет, до самой своей смерти. Ханенко, многие годы жизни которого прошли на Стародубщине, был тесно связан родственными и дружескими узами со многими стародубцами, очень часто посещал наш регион после переезда в гетманскую столицу. Среди родственников Ханенко были такие известные стародубские фамилии как Миклашевские, Шираи, Скорупы, Галецкие, Максимовичи, Корецкие. С последними он породнился, женившись на Ульяне Корецкой, о которой уже упоминалось на предыдущих страницах. Ханенко оставил после себя два дневника, в которых содержится много ценных сведений о жизни малороссийского общества 18 века.

В 1752 году Стародубский полк несколько потерял в своих размерах: из состава Новгород-Северской сотни было выведено несколько куреней, которые присоединили к территории Нежинского полка.

В 1762 году Стародубским полковником становится граф Степан Ефимович Карнович (1707-1788). По легенде, вероятно, родившейся внутри семейства Карновичей, этот род происходил от венгерских дворян Берштейн-Карновичей. Однако, очевидно, что «венгерское происхождение» Карновичей было, скорее всего, выдумано в конце 18 века в период ликвидации Гетманщины, когда производилась запись малороссийской старшины в дворянские книги. Достоверно известно, что Степан Карнович был сыном Почепского городового атамана Ефима Карновича. Живший в Петербурге, Степан Карнович был близок ко двору и лично к наследнику престола – будущему императору Петру III. Собственно, именно Петр III, взойдя на престол, назначил Карновича на полковничью должность в Стародубе. Еще раньше, в 1761 году император пожаловал Карновича в графы герцогства Шлезвиг-Гольштейнского, но ни он, ни сам Карнович, ни его потомки этим титулом не пользовались. Когда Карнович оставил должность Стародубского полковника, точно неизвестно. О дальнейшей его судьбе мы знаем, что он жил в Москве, имел имения под Ярославлем. Скончался С.Е. Карнович в 1788 году.

Следующим после Карновича полковником в 1763 году становится князь Юрий Васильевич Хованский – из древнего знатного рода Хованских, ведущего свое происхождение от Гедимина. Впервые в истории Стародубского полка его возглавил человек, имевший княжеский титул. О князе известно, что он приходился братом Петру Хованскому, женатому на племяннице Разумовских Софье Ефимовне Дараган. Вероятно, благодаря этому родству Ю.В. Хованский и получил стародубское полковничество.

Ю. Хованский начинал свою службу в 1744 году сержантом в лейб-гвардии Преображенского полка, в 1762 году дослужился до звания ротмистра и после этого получил назначение в Стародуб. При Хованском в Стародубском полку среди казаков впервые был введен регулярный строй, всех казаков обязали носить мундир одного цвета и покроя. Точный год отставки Хованского с должности стародубского полковника неизвестен, однако, произошло это не ранее 1767 года.

Относительно рассматриваемого периода до нас дошли данные ревизии 1763-1765 годов, опираясь на которые, мы может назвать количество населения Стародубского полка, которое составляло около 310 000 жителей с плотностью населения примерно 20 душ на 1 квадратную версту. Таким образом, мы видим, что Стародубщина того времени по количеству населения была одним из самых крупных регионов Малороссии. Для сравнения, в Черниговском полку проживало менее 200 тысяч жителей, в Нежинском – около 290 тысяч.

В 1754 году была ликвидирована таможенная граница между Гетманщиной и Российской империей. Упразднение таможни стало одним из важных шагов на пути российской власти к более важной цели – полной ликвидации малороссийской автономии.

В 1764 году в Левобережной Украине было упразднено гетманство и вскоре административно-территориальное устройство Малороссии перестало отличаться от остальных российских губерний. Тому факту, что окончательная ликвидация украинской автономии произошла именно в период царствования Екатерины II удивляться не стоит: императрица, как известно, была категорической противницей даже намеков на любые национально-территориальные автономии в составе России. Отношение же к существованию гетманской власти в Украине императрица очень красноречиво выразила в одном из своих писем: «...чтобы даже само название «гетманство» исчезло, а не то, чтобы какую-то особу выбрали на это правление».

К слову, в январе 1787 года Екатерина II лично побывала на Стародубщине, наведавшись сюда, будучи проездом в Крым. Известно, что 17(28) января 1787 года императрица ночевала в доме Миклашевских в селе Нижнем, что рядом с Медведовым (совр. Клинцовский район).

Управление Левобережной Украиной было передано в ведение восстановленной Екатериной II Малороссийской коллегии, которую возглавил граф П.А. Румянцев (1725-1796), приложивший немало усилий для уничтожения былой украинской «вольницы». Помимо президента, в состав Малороссийской коллегии вошли четыре русских военных чиновника, а также отдельные представители бывшего гетманского правительства.

В 1782 году, во исполнение указа императрицы, генерал-губернатор Малороссии Румянцев провел на вверенной ему территории административно-территориальную реформу, согласно которой земли бывшей Гетманщины были разделены на 3 крупных наместничества: Киевское, Черниговское и Новгород-Северское, которые, в свою очередь, были объединены в одно большое Малороссийское генерал-губернаторство, которое возглавил сам Румянцев-Задунайский. Большая часть Стародубщины оказалась в составе Новгород-Северского наместничества, не считая небольшой территории бывшей Стародубской сотни, которую включили в Черниговское наместничество. Новгород-Северское наместничество, в свою очередь, было разделено на несколько уездов, в числе которых были Стародубский, Суражский и Мглинский. В таком виде эти уезды впоследствии вошли в состав Черниговской губернии. Помимо этого, в состав Новгород-Северского наместничества вошли такие центры как Новое Место, Конотоп, Глухов, Сосница, Кролевец, Короп.

Из указа об учреждении Новгород-Северского наместничества от 16 сентября 1781 года:

«Всемилостивейше повелеваем Нашему Генералу-Фельдмаршалу и Малороссийскому Генералу-Губернатору Графу Румянцову-Задунайскому в Генваре следующего 1782 года исполнить по учреждениям Нашим от 7 Ноября 1775 года, в Новгородском-Северском Наместничестве, составя оное из одиннадцати уездов, и, именно: Новгородского-Северского, Стародубского, Погарского, Мглинского, Глуховского, Кролевецкого, Коропского, Сосницкого, Копотопского, Новоместского и Суражского, вследствие чего местечки, по коим названы уезды, так как село Засуху под названием Новое место, а и деревню Суражичи под названием Сураж на Ипути переименовать городами; а впрочем назначение границ сего Наместничества с прикосновенными ему предоставляем на соглашение Наших Генералов-Губернаторов и правящих ту должность, о котором, так как и о числе душ, из коего вся Губерния и в ней уезды составлены будут, подать в Сенат Наш ведомости».

Во главе наместничества был поставлен Илья Журман - внук бывшего Стародубского обозного Д. Журмана. Вице-губернатором наместничества стал В. Туманский.

Малороссийские наместничества просуществовали до 1796 года, после чего их упразднили и образовали на их территориях крупную Малороссийскую губернию.

После того как полковое и сотенное устройство Малороссии ушло в историю, здешние города и села стали именоваться на общероссийский манер губернскими, уездными и волостными.

Изменения коснулись и социального статуса малороссийского населения. Так, еще с 1768 года малороссийские казаки стали судиться на основании общероссийского воинского устава, а после упразднения Гетманщины казачье сословие официально было упразднено. За представителями казацкой старшины было признано право на дворянство. Малороссийские посполитые крестьяне с 1783 года стали обычными крепостными.

Таким образом, конец 18 века окончательно закрепил за Малороссией статус российской провинции. В Украине, где во все времена, начиная с Переяславской рады, существовало заметное движение за независимость от России, это вызвало неоднозначную реакцию.

В 1766 году было объявлено о предстоящем созыве Всероссийской Уложенной Комиссии для разработки новых законов, отражающих интересы всех слоев общества. При выборе депутатов в Комиссию от Малороссии, Петербург столкнулся с первыми после ликвидации Гетманщины политическими неприятностями. Во многих городах и селах избранные депутаты выступили с требованиями восстановления гетманства. Так в Нежине и Батурине на собраниях старшины были утверждены прошения к императрице и Комиссии об избрании в Украине гетмана. Избрания гетмана требовали также казаки Стародубского и Прилуцкого полков, предложения которых изложил войт города Погара Григорий Покас. Несмотря на давление генерал-губернатора Румянцева, который требовал упразднить результаты выборов неугодных депутатов, старшина отказалась это сделать. Тогда П. Румянцев арестовал и предал суду всех депутатов и их сторонников. 11 депутатов Комиссии от Малороссии были приговорены «за государственную измену» к смертной казни. Однако, к счастью для осужденных, Екатерина решила всех помиловать.

В 1775 году была ликвидирована Запорожская Сечь, которая после победы России в русско-турецкой войне 1768-1774 годов перестала иметь значение как стратегический пограничный форпост. Кроме того, власти были обеспокоены тем, что Сечь традиционно являлась местом притяжения крестьян, которые массово бежали сюда от своих помещиков, создавая тем самым критическую массу, готовую в любой момент поднять восстание по подобию разинского или пугачевского.

После ликвидации Сечь превратилась в обычную внутреннюю область Российской империи, а многие тысячи ее обитателей остались фактически не у дел. Судьбы запорожских казаков после 1775 года сложились по-разному. Большая часть из них осталась в российском подданстве. За старшиной признали право на дворянство, многие рядовые казаки поступили на службу в регулярные имперские войска. В 1787 году большое количество запорожцев влилось в состав организованного Суворовым Черноморского казачьего войска, которое просуществовало более 70 лет и в 1860 году влилось в состав Кубанского казачьего войска. Часть запорожцев переселилась за Дунай, где попала под власть султанской Турции. Однако, в 1828 году задунайские казаки во главе с кошевым Осипом Михайловичем Гладким (?-1866) перешли на сторону России и были помилованы лично Николаем I. Из них было сформировано Азовское казачье войско. В 1860 году войско расформировали и всех казаков переселили на Кубань. Таким образом, мы видим, что значительная часть запорожских казаков волею исторических судеб оказалась на кубанской земле, где до настоящего времени живет множество людей, родословная которых корнями уходит в знаменитую Запорожскую Сечь.

В первое время после ликвидации украинской автономии, среди части малороссийской элиты были весьма заметны центробежные настроения. Многие вчерашние старшинные казаки желали восстановить гетманство, вернуть полковое устройство и в целом украинскую автономию. В исторической литературе это движение получило название украинских автономистов. Особенно активную деятельность в конце 18 - начале 19 веков развернули автономисты Новгород-Северского наместничества, в состав которого в 1782 году вошли земли всей Стародубщины.

Новгород-Северское наместничество было весьма крупным образованием, превышавшим по своим размерам бывший Стародубский полк. Центр наместничества, как и следует из его названия, располагался в Новгороде-Северском. На территории наместничества, помимо Стародуба, Мглина, Суража, Новозыбкова, располагались также Глухов и Батурин - бывшие гетманские столицы, в которых было сконцентрировано немало украинской знати, в том числе и бывших чиновников гетманского правительства. Собственно, по этой причине движение автономистов было наиболее значительным именно в Новгород-Северском наместничестве.

Деятельность автономистов в основном сводилась к распространению публицистических произведений и пропаганде украинской национальной культуры. Справедливости ради, нужно сказать, что движение украинских автономистов не носило радикального характера и было скорее аморфным. Впрочем, иным оно быть вряд ли могло, поскольку у большинства представителей казацкой старшины не было особых причин скорбеть об утрате «бунчуков и жупанов». Дворянская служба открывала вчерашним казакам перспективы ничуть не меньшие, нежели им давали их прежние уряды. Проводимая Петербургом в отношении украинской элиты «политика пряника» вполне себя оправдывала – раздавая малороссийской шляхте титулы, имения и крестьян, империя прочно интегрировала вчерашних казаков в структуру великороссийской элиты и способствовала утрате ими национального самосознания. Как известно, Екатериной II особенно подчеркивалась необходимость искоренения среди украинцев «развратной мысли, по коей считают себя народом от здешнего вовсе отменным». Впрочем, новейшая история показала, что окончательно искоренить эту «развратную мысль» из умов украинцев не удалось нескольким поколениям российских и советских правителей и в итоге сегодня Украина является независимым государством, а большинство ее жителей считают себя отдельной, самодостаточной нацией.

Среди наиболее видных представителей течения автономистов следует назвать имена Михаила Миклашевского (ок. 1756-1847) - потомка Стародубского полковника времен Мазепы, Афанасия Лобысевича (?-1805) – известного писателя и переводчика, Андрея Гудовича (1731-1808) – бывшего придворного генерал-аншефа императора Петра III, Григория Полетики (?-1784). Последний считается главным идеологом автономистского движения Украины. Тесные связи с кружком новгород-северских автономистов имел поэт Василий Капнист.

В 1796 году Стародубщина вошла в состав образованной по указу императора Павла Малороссийской губернии, центр которой находился в Чернигове. На территории бывшего Стародубского полка возник Стародубский повет (уезд).

После упразднения Гетманщины, многие населенные пункты нашего региона обрели себе новых хозяев. Например, про унечское село Чернижово известно, что в 1787 году князь Безбородко отдал его Осипу Степановичу Судиенко - известному деятелю и благотворителю Черниговщины того времени.

Осип Судиенко происходил из новгород-северского дворянского рода, родоначальником которого считается некий Андрей Иванов, который в 70- годах 17 века служил Стародубским полковым судьей. Его потомки стали прозываться «Судьенками» - соответственно, отсюда и пошла фамилия Судиенко. Предки Осипа Судиенко были также весьма высокопоставленными представителями казачьей старшины. Отец его - Степан Судиенко - был женат на дочке бунчукового товарища Степана Ширая и от этого брака у них в 1743 году родился сын Осип. В детстве Осип Судиенко проживал в Новгороде-Северском, затем был записан в лейб-гвардию Семеновского полка, в молодости участвовал в русско-турецкой войне 1768-1774 годов. В начале 80-х годов 18 века О. Судиенко уволился из армии и поступил на гражданскую службу. Жил и работал в Петербурге, параллельно занимаясь обустройством малороссийских поместий князя Безбородко, с которым был хорошо знаком еще со времен службы в Семеновском полку, где служил младший брат князя - Илья Безбородко. Именно в знак благодарности за труды, светлейший князь жаловал Осипу Судиенко несколько сел на Черниговщине, в том числе и крестьянские дворы в Чернижове. Про Судиенко известно, что, помимо Безбородко, он поддерживал весьма тесные отношения с нашим земляком П.В. Завадовским, которому приходился двоюродным братом. При Павле I Судиенко, подобно многим чиновникам той эпохи, лишился своей должности. После этого Судиенко, сколотивший к старости приличное состояние, начал заниматься благотворительностью, жертвуя личные средства на развитие образовательных учреждений в Черниговской губернии. В 1811 году Осип Судиенко скончался. Место его захоронения неизвестно. Сын Осипа Судиенко – Михаил, известен тем, что избирался предводителем новгород-северского дворянства и серьезно занимался изучением истории Малороссии. Был женат на Надежде Михайловне Миклашевской, дочери сенатора М.П. Миклашевского. Также Михаил Судиенко был весьма близко знаком с А.С. Пушкиным, который называл его своим «товарищем по холостой жизни». В 1827-1829 годах М.О. Судиенко был адъютантом у шефа императорской жандармерии А.X. Бенкендорфа (1781-1844), а Пушкин в то время привозил в Третье отделение свои рукописи, предназначенные для печати. Возможно, именно тогда и произошло знакомство поэта с М.О. Судиенко. В январе 1829 года Михаил Судиенко в звании штаб-ротмистра ушел в отставку и уехал на родину, но его отношения с Пушкиным продолжились. В частности, известно письмо Пушкина к Михаилу Судиенко, адресованное в Стародуб. 22 января 1830 года поэт писал своему приятелю: «Здесь у нас, мочи нет скучно: игры нет, а я все-таки проигрываюсь». В этом же письме Пушкин дважды упоминает о возможности приезда в гости к Судиенко: «Приезжай, мой милый, или я с горя к тебе приеду»; «На днях я уезжаю из Петербурга, лето, вероятно, проведу в деревне. Может быть заеду в ваши края». Супругу Судиенко Пушкин в одном из писем своей жене Н.Н. Гончаровой называл «тихой, скромной, некрасавицей».

В 1780 году в селе Старое Задубенье была построена церковь Дмитрия Солунского – один из старейших архитектурных памятников современного Унечского района, хорошо сохранившийся до наших дней. Храм был выполнен из кирпича и служил усадебной церковью. Позднее к ней были приделаны южная и северная пристройки. Не закрывавшийся даже в советское время храм, сохранился до наших дней и является действующим. Церковь Дмитрия Солунского является единственным на территории Унечского района объектом, включенным в список памятников федерального значения. Небольшой крестообразный храм в стиле классицизма расположен на холме в центре села и доминирует в его застройке. Назван в честь святого великомученика Димитрия Солунского. Внутренняя отделка храма довольно простая, со штукатурным карнизом с зубчиками у основания купола. Среди сохранившегося убранства и утвари храма, относящихся к концу 19 и первой половине 20 века, выделяется простой иконостас, по украинскому обычаю украшенный вышитыми рушниками.

С конца 18 века в нашем регионе заметно выросло количество еврейского населения, что было связано с включением Стародубщины в черту оседлости – территорию, на которой разрешалось постоянно жить евреям. Территория черты оседлости была первоначально определена указом Екатерины 1791 года и включала в себя земли Царства Польского, Литвы, Белоруссии, Бессарабии, значительную часть территории современной Украины и западную часть современной Брянщины. Черта оседлости была отменена лишь в 1917 году, после Февральской революции.

Выезд из черты оседлости, причем даже временный, был осложнен. Больше всего еврейских переселенцев прибывало в Стародубщину из Белоруссии. Вот лишь один факт, демонстрирующий нам масштабы заселения стародубской земли евреями: по переписи 1811 года в Сураже количество евреев в 3 раза превышало численность православных жителей.

Привлекательность городов Северной Черниговщины для евреев была запечатлена даже в анналах российской литературы. В частности, писателю А.К. Толстому, долгое время жившему на Стародубщине, принадлежат такие строки:

Город есть еще один,

Называется он Мглин.

Мил евреям и коровам,

Стоит Луги с Новоржевым.

(написано в ответ на пушкинское стихотворение «Есть в России город Луга...»).

Евреи-переселенцы получали статус мещан и разрешение заниматься предпринимательством, что они с успехом и делали. Также евреям разрешалось открывать синагоги.

Помимо городов, евреи также пускали корни и в сельской местности.

Но в целом, на Стародубщине преобладали славяне, среди которых большинство были записаны, как украинцы-малороссы. Впрочем, самих жителей Стародубщины, вероятно, меньше всего волновало, к какой национальной группе их причислили во время очередной переписи населения. Автор настоящей работы нисколько не сомневается в том, что все славянское население России, Украины и Белоруссии является единым русским этносом. Разумеется, существующие внутри этого этноса украинская, белорусская и великорусская группы имеют культурные, языковые и прочие различия, которые обусловлены особенностями исторического развития соответствующих регионов.

Произошедшие в Малороссии в 80-х годах 18 века изменения, непосредственно коснулись и статуса местного населения. Теперь представители казацкой старшины были приравнены в правах к великороссийскому дворянству. В частности, в потомственном дворянстве признавались лица, имевшие малороссийские чины генерального обозного, генерального судьи, генерального подскарбия, генерального писаря, генерального есаула, генерального хорунжего, генерального бунчужного, полковников войскового правления, бунчуковых товарищей, обозных полковых артиллеристского правления, хорунжих артиллерии генеральной артиллеристского правления, полковых есаулов, хорунжих и сотников войскового правления, атаманов артиллерии генеральной, войсковых товарищей и писарей полковых статского правления. Чины подкомория, земского судьи и подсудка давали потомственное дворянство только в том случае, если были жалованы в период гетманского правления.

Простые казаки, не входившие в старшину, утратили свой статус и были приравнены к государственным крестьянам, либо мещанам. В свою очередь, посполитые крестьяне стали обычными крепостными.

В 1783 году была проведена реформа Малороссийского казачьего войска, в соответствии с которой все военные казачьи формирования были переведены в регулярные гусарские, драгунские и кирасирские полки. Таким образом, по результатам проведенной реформы все малороссийские казаки, которые на момент ликвидации Гетманщины продолжали службу, с 1783 года начали нести общевойсковую российскую повинность.

В Стародубе, на базе бывшего полкового казачьего войска был создан отдельный Стародубовский драгунский полк, состоявший из нескольких эскадронов. Так начиналась история одного из лучших и наиболее боеспособных подразделений Русской императорской армии.

Как и любое регулярное соединение, Стародубовский драгунский полк не полностью состоял из местных жителей, хотя именно они образовали первоначальный его костяк. В дальнейшем Стародубовский полк комплектовался солдатами из разных уголков России, но все-таки, преимущественно в нем служили выходцы из малороссийских губерний, среди которых было немало и жителей нашего края. За всю историю своего существования полк много раз менял свои названия, именуясь драгунским, кирасирским, карабинерным. В 1882 году полк стал называться 34-м драгунским. Но в отечественной военной истории Стародубовский полк наиболее известен под именем 12-го драгунского.

Многократно, менялось и место дислокации полка. В разные периоды своей истории Стародубовский полк, помимо Стародуба, квартировал в Митаве (совр. г. Елгава в Латвии), Глухове, Львове, Каменце-Подольском, на Волыни, в Подолии, Молдавии, под Курском, в Херсонской губернии, под Елизаветградом (совр. Кировоград). Как мы видим из этого списка, стародубцы преимущественно дислоцировались на территории украинских губерний.

Среди наиболее известных военачальников, в разное время командовавших Стародубовским полком, назовем генерала от кавалерии Карла Карловича Сиверса (1772-1856), декабриста Николая Николаевича Депрерадовича (1802-1884), Александра Александровича Бильдерлинга (1846-1912), Фому Петровича Нания (1769-1853), Константина Константиновича Бодиско (1831-1902).

К.К. Сиверс происходил из датского рода баронов фон-Сиверсов. До назначения в 1802 году командиром Стародубовского драгунского полка, уже имел звание полковника. Стародубцами Сиверс командовал недолго, т.к. 16 мая 1803 года его назначили шефом Новороссийского драгунского полка. Впоследствии Сиверс участвовал в различных военных кампаниях, в том числе и в Отечественной войне 1812 года, дослужившись до звания генерала от кавалерии.

Н.Н. Депрерадович был командиром Стародубовского полка в 1842 году. Известен тем, что в молодости участвовал в декабристском движении, был членом Петербургской ячейки Южного общества, принимал участие в деятельности Северного общества. Несмотря на это, по Высочайшему повелению не был предан суду и продолжил службу, однако, еще несколько лет находился под секретным надзором. Депрерадович был уволен от службы в звании генерал-майора в 1846 году. Умер в Штутгарте, похоронен в Дрездене.

Генерал от кавалерии, барон А.А. Бильдерлинг был выходцем из семьи обрусевших курляндских немцев. До назначения в Стародубовский полк был начальником Тверского кавалерийского юнкерского училища. Командиром Стародубовского полка Бильдерлинг был назначен в 1877 году и командовал стародубцами на полях знаменитой русско-турецкой войны 1877-1878 годов. В 1879 году в одном из петербургских издательств вышла в свет книга А.А. Бильдерлинга «Стародубовские драгуны в Рущукском отряде (Из воспоминаний о Турецкой войне 1877-1878 г.)». После завершения войны Бильдерлинг служил начальником Николаевского кавалерийского училища, с 1891 года - помощником начальника Главного штаба, в 1899-1905 годах - командиром 17-го армейского корпуса. Бильдерлинг принимал участие в русско-японской войне 1904-1905 годов, во время которой сражался под Ляояном и Мукденом. В сентябре - декабре 1905 года - командир 2-й армии. Бильдерлинг известен также как художник и военный писатель. По его эскизам были выполнены памятники Пржевальскому в Петербурге, Нахимову и Тотлебену в Севастополе. Бильдерлинг был похоронен на кладбище Новодевичьего монастыря в Санкт-Петербурге, однако, его могила до настоящего времени не сохранилась.

Ф.П. Наний был назначен командиром Стародубовского драгунского полка 23 апреля 1809 года. 12 декабря того же года произведен в полковники. В 1810 году за отличие при штурме Базарджика получил в награду орден Святого Георгия 4-го класса. В 1812 году в составе 3-й Западной армии находился вместе со стародубцами в сражениях под Кобриным, Городечно, Брест-Литовском, Слонимом, Кейданами, Борисовым, а затем преследовал противника до герцогства Варшавского. В кампанию 1813 года воевал в Силезии и Саксонии. 15 сентября 1813 года произведен в генерал-майоры. Участвовал в боях под Дрезденом и в Лейпцигской битве. В 1814 году был при блокаде Бельфора, сражался при Бриенн-ле-Шато, Арси-сюр-Обе и под стенами Парижа. 29 сентября 1817 года Ф.П. Наний по состоянию здоровья вышел в отставку, после чего жил в Киеве, где и скончался в 1853 году.

К.К. Бодиско был назначен командиром Стародубовского полка в январе 1870 года, будучи в звании полковника. Именно при Бодиско, в мае 1877 года стародубцы вступили в войну против турок на Балканах. Однако, уже в самом начале похода полковник Бодиско вынужден был оставить полк, поскольку Высочайшим повелением был произведен в генерал-майоры и получил новое назначение командиром 2-й бригады 13-й кавалерийской дивизии. К.К. Бодиско дослужился до звания генерала от кавалерии, при этом, находился в строю почти до самой своей кончины. Бодиско скончался в декабре 1902 года от разрыва сердца.

Среди великого множества офицеров, в разное время служивших в Стародубском полку, наиболее известны имена Иоганна Цейдлера (1780-1852), Александра Георгиевича Левченко (1843-?), Владимира Ивановича Чевкина (1754-1831), Федора Ивановича Мосолова (1768-1844), Юрия Карловича Арнольда (1811-1898), Карла Осиповича Ламберта (1772-1843).

Иоганн Цейдлер проходил службу в Стародубском полку в молодые годы своей жизни. Впоследствии известен как командир Переяславского драгунского полка, участник сражения с французами при Березине и Европейского похода русской армии. После завершения военных кампаний занимал должность Иркутского гражданского губернатора и гражданского губернатора Главного Управления Восточной Сибири в Иркутске. Был весьма близок с М.М. Сперанским.

Выходец из семьи воронежских дворян А.Г. Левченко, служивший в Стародубском полку в 60-е годы 19 века, известен как казанский вице-губернатор (с 1893 года) и вятский губернатор (с 1904 года).

В.И. Чевкин служил в Стародубском полку с 1787 по 1790 годы в чине премьер-майора. В период правления Павла I Чевкин служил шефом Ямбургского кирасирского полка. На гражданской службе известен как подольский гражданский губернатор с 1801 по 1809 годы. После отставки с этой должности, В.И. Чевкин жил в Петербурге, где и скончался в январе 1831 года.

Ф.И. Мосолов командовал в Стародубском полку эскадроном с 1802 по 1813 годы. Вместе со стародубцами брал Бендеры и Базарджик, осаждал Измаил и Шумлу, прошел всю Отечественную войну. За заслуги в июле 1813 года был назначен командиром Новгородского кирасирского полка, а в сентябре того же года пожалован в генерал-майоры.

Композитор и музыкальный теоретик Ю.К. Арнольд поступил на службу в Стародубский кирасирский полк в 1831 году, участвовал в операции по подавлению польского восстания. В 1836 году вышел в отставку, после чего профессионально занимался музыкой. Выступал в России и за границей с лекциями по истории музыки и акустики. Одно из самых известных произведений Ю.К. Арнольда - романс «Вечерний звон» и «неофициальный гимн» Байкала «Славное море, священный Байкал».

К.О. Ламберт происходил из французского аристократического рода, был сыном генерал-майора королевской французской армии, маркиза де Сен-Брис, графа де Ламберт. Во время французской революции семья Ламбертов, спасаясь от якобинского террора, бежала из Франции в Россию, где К.О. Ламберт поступил на русскую военную службу. В 1797 году он был переведен на службу в Стародубовский кирасирский полк. В 1799 году Ламберт сражался в составе полка в Швейцарии, в корпусе генерала А.М. Римского-Корсакова, был тяжело ранен в сражении при Цюрихе. В декабре 1799 года произведен в генерал-майоры и назначен шефом Рязанского кирасирского полка. После этого Ламберт сменил еще немало мест службы, отлично показал себя во время Отечественной войны 1812 года, сражаясь против своих соотечественников. С 1826 года Ламберт стал сенатором, в мае 1836 года получил титул графа Российской империи.

Отметим, что Стародубский полк на протяжении своего существования участвовал почти во всех крупных войнах России, вплоть до первой мировой. Единственной войной 19 столетия, в которой стародубцы не принимали активного участия, была Крымская война 1853-1856 годов. В это время Стародубовский полк был отправлен к Балтийскому морю, для охраны побережья. В 1918-1920 годах в составе армии Деникина стародубцы воевали против советской власти, а в 1920 году полк прекратил свое существование.

В российской императорской армии, как известно, у каждого подразделения была своя походная полковая песня. Известно, что песней Стародубовского полка была «Уж много лет прошло с тех пор…»:

Уж много лет прошло с тех пор,

Когда по Адовой долине

Наш полк скакал во весь опор,

Подобно снеговой лавине.

Спят мертвым сном, таков удел,

Драгуны – воины седые.

Не прозвучит уж им аппель

Призывом в бой, как в дни былые.

Дрались под Миром и под Красным,

Дрались в бою Шевардина,

Воспоминанием ужасен

Французам день Бородина.

Сам Царь венчал драгун наградой,

Драгунский кивер отличен

Наградой, Царскою отрадой

Навеки полк запечатлен.

И памятник тому есть вечный:

Штандарт Георгиевский в строю,

Под ним умрет драгун беспечный,

Сложивший голову в бою.

Основными центрами политической и экономической жизни в нашем регионе в рассматриваемое время были города Стародуб (более тысячи дворов с населением около 5 тысяч человек) и Мглин (более 500 дворов). В Сураже в то время проживало менее тысячи человек. Тем не менее, в 1781 году этот населенный пункт, известный с середины 17 века как небольшая деревня Суражичи, получил статус города, хотя еще не так давно, в период Гетманщины находился в составе Овчинского куреня Мглинской сотни (центр - село Овчинец). По этому поводу С.С. Евсеенко, путешествовавший по нашему региону, писал в своей книге «Под ясным небом Малороссии»:

«Сураж, считающийся, по какой-то иронии судьбы, уездным городом, напоминает собою скорее большое село или плохую пригородную слободку, украшением его служит хорошая многоводная речка Ипуть».

С 1801 года Сураж получил статус заштатного (безуездного) города, а с 1802 года стал центром уезда. Сураж был самым маленьким из всех уездных городов Черниговской губернии.

Стародуб во второй половине 18 века выделялся и как культурно-просветительский центр региона. В частности, в начале 60-х годов 18 века, Стародубским полковником Карновичем в городе для обучения дворянских детей был открыт пансион, просуществовавший более 20 лет.

Одним из примечательных фактов в истории нашего края конца 18 века является служба на должности коменданта города Мглина некоего Йонаса Беринга. Как выяснилось, он был вовсе не случайным однофамильцем знаменитому путешественнику и командору Витусу Берингу. Оказывается, комендант Мглина приходился ему самым что ни на есть родным сыном. Йонас Беринг родился в 1721 году, с юных лет состоял на военной службе, прожил долгую жизнь и скончался около 1786 года, как раз состоя в должности коменданта Мглина. Оставил после себя сына Антона.

Наиболее привилегированное сословие России - дворянство - в 18 веке было представлено в нашем регионе довольно широко, хотя, основную его массу составляли мелкопоместные и среднепоместные дворяне, не обладавшие большим состоянием. Следует отметить, что абсолютное большинство здешних дворян происходило из казацкой старшины и дворянами в общероссийском смысле этого слова они стали лишь в 1785 году, когда Екатерина II приравняла всю малороссийскую знать к обычному российскому дворянству со всеми присущими тому правами и привилегиями. Представители дворянства Стародубщины конца 18 века неоднократно избирались губернскими предводителями в Новгород-Северском наместничестве. Это стародубец Н.А. Миклашевский, суражские дворяне Г.П. Искрицкий, П.И. Бороздна.

Для Черниговщины конца 18-начала 19 веков было весьма характерным явлением строительство крупных дворянских усадеб.

В частности, на территории современного Унечского района, в селе Ивайтенки (Старые Ивайтенки) располагалась большая усадьба дворянского рода Гудовичей, которая без преувеличения считалась одним из лучших образцов дворцово-паркового искусства первой половины 19 века.

Дворец и усадьба в Ивайтенках были выстроены в начале 19 века родными братьями знаменитого военачальника И.В. Гудовича - Михаилом и Александром. Семейство Гудовичей владело Ивайтенками со времен Мазепы, который, придя к власти, начал выдавать полковой и сотенной старшине универсалы на владение землей. Один из таких универсалов на владение Ивайтенками получил в 1687 году П. Гудович.

Сегодня облик усадьбы Гудовичей известен нам лишь по документальным свидетельствам. Но даже они позволяют понять, что по меркам малороссийской провинции это был редкой красоты комплекс.

Центральным зданием имения Гудовичей был роскошный трехэтажный дворец, состоявший из множества комнат. В некоторых источниках говорится, что их количество составляло 365. Однако, не исключено, что эта цифра сильно преувеличена. Дворец был окружен великолепным парком. Более-менее подробное описание этого парка сохранилось в записках Отто фон Гуна - немца, состоявшего на службе у графа А.К. Разумовского. Осенью 1805 года, будучи проездом в Ивайтенках, фон Гун так описал увиденное:

«…С великою приятностию возвышаются позади плодоноснейших полей, засеянных гречью, молодые леса прекрасного чистого березника; в долине близ самой большой дороги…видно как бы сверху озеро со множеством на нем островов, то украшенных мраморными урнами, то засаженных небольшими рощицами, группами, боскетами, клумбами и цветами. Около них плавают гордые лебеди, воспевая Аркадскую песнь свою, и гуси с мыса Доброй Надежды. Чем далее идешь, тем более обнаруживаются приятности и прелести всего места. Природа собрала здесь вместе, около восьми верст в окружности…все то, что только может быть украшено подражательным искусством. …Непрерывная разнообразность долин и гор, лесов, лугов и полей, прелестных видов и в задумчивость приводящих дорожек, водопадов, озер, разных дерев и растений Северо-Американских, строений различного рода и множества тому подобного доставляют страннику неутомимое упражнение… Я думаю, что весною и в лучшее время лета, находясь здесь, никто не захочет быть в южной части Европы, хотя, правда, суровость зимы на Севере не весьма приятна».

Из переходящих от поколения к поколению воспоминаний старожилов известно, что перед дворцом располагался пруд, к нему вели мраморные ступеньки, вдоль которых стояли красивые статуи. В пруду плавали лебеди, а в парке гуляли диковинные для здешних мест павлины. Слева располагалась оранжерея с экзотическими цветами. В сторону от села Плевки (ныне село Вишневое) находились овчарня и псарня, где содержалось более ста собак. Рядом с имением располагалась конюшня. При усадьбе действовали две церкви. В усадьбе имелась больница с аптекой, что по тем временам было большой редкостью. Все имение было огорожено кирпичной стеной, при этом, на каждой кирпичине стояли инициалы Гудовича.

К огромному сожалению, до нашего времени усадьба не сохранилась. После революции 1917 года она была разграблена и разрушена. Кирпичи из стен дворца местные крестьяне продолжали выбивать еще после Великой Отечественной войны. Сегодня от великолепного дворянского имения не осталось даже руин.

В отличие от полностью утраченной усадьбы в Ивайтенках, в селе Ляличи Суражского района до сих пор сохранилась в полуразрушенном состоянии усадьба графа, действительного тайного советника Петра Завадовского (1739-1812).

Личность Петра Васильевича Завадовского заслуживает отдельного внимания, поскольку этот известный государственный деятель - наш земляк.

Завадовский появился на свет 10 (21) января 1739 года в селе Красновичи в семье бунчукового товарища Василия Завадовского. О Завадовских известно, что по происхождению они были поляками и появились в здешних местах примерно в конце 70-х годов 17 века, когда из Луцкого воеводства сюда прибыл прадед Петра Васильевича - Яков Равич-Завадовский, служивший сначала у Самойловича, а затем получивший от Мазепы стародубское село Дохновичи. Около 1700 года Яков Завадовский получил от Стародубского полковника Миклашевского разрешение поселить село Красновичи и деревню Ельню. В 1704 году право Завадовского на эти населенные пункты было подтверждено универсалом гетмана Мазепы. С этого момента Завадовские окончательно обосновались в здешних землях. В Стародубском полку Яков Завадовский в разные годы занимал должности есаула, судьи и даже наказного полковника (на период, когда Мазепа в 1704 году временно отстранил от должности Миклашевского). О супруге Якова Завадовского и соответственно, прабабке графа П.В. Завадовского, почти ничего не известно. Называется лишь ее девичья фамилия - Лапицкая. Яков Завадовский умер не позднее 1708 года, оставив после себя сына Василия (дед П.В. Завадовского). Василий Яковлевич Завадовский служил в полку бунчуковым товарищем, по линии супруги имел родство с Лашкевичами. В.Я. Завадовский имел всего одного сына, которого тоже звали Василием. В семье последнего и родился будущий граф.

Отец будущего министра – Василий Васильевич Завадовский - служил в чине бунчукового товарища в Генеральной войсковой канцелярии, затем в Генеральной Малороссийской счетной комиссии и наконец – в полковой Стародубской счетной комиссии. Участвовал во многих военных походах. По роду службы был лично знаком с гетманом Кириллом Разумовским. Его жена и соответственно мать Петра Завадовского – Мария Михайловна (по другим данным Елена) - была дочерью подкомория (чиновника по вопросам земельного межевания) Стародубского повета Михаила Ширая – известного в то время собирателя местного фольклора. Таким образом, мы видим, что будущий фаворит русской императрицы родился в непростой и, видимо, не самой бедной по здешним меркам семье. Но, даже, несмотря на это, родители Петра и представить не могли, какую головокружительную карьеру готовит судьба их сыну.

Всего в семье Василия Завадовского было пять сыновей и две дочери: Петр, Иван, Яков, Илья, Данила, Марина и Мария. Двое первых, в связи с многочисленностью семейства в юные годы жили и воспитывались в доме у Михаила Ширая - дедушки по материнской линии. Здесь они получили первоначальное образование, а затем, ориентировочно в 1747 году, Ширай определил внуков для дальнейшего обучения в иезуитское училище в Орше, которая, несмотря на географическую близость, находилась тогда в составе Речи Посполитой. Таким образом, в возрасте примерно 8 лет Петр Завадовский и его брат Иван отправились учиться за границу. Оршинское училище в те времена было весьма престижным среди представителей мелкой и средней шляхты, т.к. обучение в нем было бесплатным, а качество образования вполне приличным. Хотя иезуитские училища были заведениями, которые учреждались в целях религиозного воспитания и укрепления власти католической церкви, мы видим, что в них принимали и детей из семей малороссийской православной старшины. На поверхностный взгляд этот факт может показаться удивительным, однако, при более глубоком изучении вопроса мы выясним, что обучение православных юношей в иезуитских коллегиумах Речи Посполитой было вполне обычным явлением с самых давних времен. Наиболее ярким примером этому является легендарный гетман Богдан Хмельницкий, который обучался в иезуитских училищах Львова и Ярослава-Галицкого.

Оршинский коллегиум иезуитов, в котором обучался Завадовский, был открыт в 1690 году и просуществовал до начала 19 века. Известно, что до 90-х годов 20 века иезуитские постройки в Орше использовались под тюрьму. Здание иезуитского училища сохранилось до настоящего времени и является действующим архитектурным памятником.

Получив в иезуитском училище образование, освоив польский язык и латынь, Петр Завадовский около 1753 года решает продолжить образование в Киеве – в православной духовной академии, которая по современной аналогии имела статус высшего учебного заведения. Выпускники этой академии имели право занимать как церковные, так и светские должности.

В 1760 году, после окончания академии, Завадовский поступает на службу в администрацию гетмана Разумовского на должность повытчика (делопроизводителя). Наверняка, свою роль в этом «трудоустройстве» сыграло уже упомянутое личное знакомство отца Завадовского с гетманом.

Начало же головокружительной карьеры Завадовского было связано с упразднением в Украине в 1764 году гетманства и учреждением Малороссийской коллегии, президентом которой был назначен П.А. Румянцев. Будущий генерал-фельдмаршал и герой русско-турецкой войны поселился в большом доме в Глухове, где расположилась и его администрация. Первоначально ее возглавлял уроженец здешних мест Александр Безбородко – будущий светлейший князь и близкий соратник Екатерины II. Примерно в это же время Завадовский завязал с Безбородко весьма дружеские отношения, что в свое время очень помогло ему в карьерном росте.

В 1765 году Петр Завадовский становится главой администрации Румянцева и примерно с этого же времени наш земляк попадает в поле зрения самой императрицы. Вряд ли тогда Завадовский мог предполагать, что вскоре история впишет его имя в «пантеон» фаворитов любвеобильной царицы. Вероятнее всего, в число «особо приближенных персон» Завадовский попал по рекомендации графа Румянцева. Впрочем, известно, что Екатерина еще раньше сама обратила внимание на молодого служащего. Однажды Румянцеву нужно было отправить некий секретный доклад императрице. Подготовить его вызвался Завадовский. Прочитав доклад, Екатерина отметила высокий уровень и стиль письма. «Я первую деловую записку читала с таким удовольствием» - заметила императрица. Вскоре после этого Завадовский был назначен руководителем секретной канцелярии Румянцева.

Категория: История Унечского района | Добавил: unechamuzey (01.12.2017) | Автор:
Просмотров: 85 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: