» » »

Голик Н.А. Унечский период в жизни Н.А. Щорса.

 

Николай Щорс одна из самых загадочных фигур времен гражданской войны. Вокруг его имени до сих пор существует столько тайн и мифов, что некоторые  сомневаются, был ли Щорс вообще…

Конечно же, Щорс был: яркий, волевой, неординарный человек, он первым в годы гражданской войны начал создавать на Украине регулярную Красную Армию. Был командиром полка, командиром дивизии, комендантом города Киева.

      Другое дело, что в угоду политической конъюнктуре позже на его реальную биографию наслоилось очень много мифов и нелепостей. Но, к счастью, есть архивы, музеи, а в них документальные свидетельства того, каким же был Щорс на самом деле. Наш музей располагает огромным документальным материалом , посвященным не только Щорсу, но и всему повстанческому движению в Северной Черниговщине. Сегодня я сделаю акцент на унечском периоде в жизни Щорса. Но немного предыстории.

     Николай Александрович Щорс родился 6 июня 1895 года в семье Александра Николаевича Щорса, белоруса, простого  железнодорожного рабочего, ставшего впоследствии  машинистом паровоза.

Родиной его был поселок Носовка,  примыкавший к станции  Сновск (ныне город Щорс), что на Черниговщине.

Закончив церковно-приходскую школу, в 1910году Николай поступает в Киевскую военно-фельдшерскую школу.

 Учится он добросовестно. И в 1914 году он заканчивает школу со средним баллом 8,05 из 12 возможных. Получает удостоверение о звании медицинского фельдшера с правами вольноопределяющегося второго разряда.

         Однако вольноопределиться Николаю не удалось. В июле 1914 года Россия вступает в Первую мировую войну, и Щорс получает направление в действующую армию.

 Вероятно, фельдшерская работа в действующей армии обострила его желание стать военным командиром. И ситуация оказалась как нельзя подходящая.

         Российская армия терпит одну за другой неудачи на фронтах Первой мировой войны. Кадровый офицерский корпус, как правило, дворянского происхождения резко сокращается. Военное ведомство вынуждено делать офицеров из низшего сословия.  Николай Щорс изъявляет желание вступить в армию, но его удерживает государственная повинность – отработать фельдшером три года. И Щорс решается на фальсификацию: в свидетельстве об окончании Киевской военно-фельдшерской школы он исправляет год окончания с 1914 на 1912.

Т.о в конце октября 1915 года Николай Щорс освобождается от звания вольноопределяющийся. Его принимают на действительную военную службу. А уже после Рождества он направляется в Виленское военное училище в Полтаву.

После окончания училища летом 1916 года Николай Щорс становится прапорщиком, а в апреле 1917 года его производят в подпоручики. Это уже офицерское звание.

  В мае 1917 года Щорс заболел туберкулезом легких, и после лечения и  медицинского освидетельствования в декабре 17 года Щорса комиссуют с военной  службы.

После увольнения в отставку с военной службы  Щорс возвращается в родной Сновск. Точными документально подтвержденными сведениями о том, чем он занимается в указанный период, к сожалению, музей не располагает. По мнению Карпенко, в это время Щорс лечится от туберкулеза. Есть несколько довольно противоречивых воспоминаний о его участии в Семеновском красногвардейском отряде, а также о командировке на Восточный фронт в район Перми.

   В конце августа 1918 года  он прибыл из Москвы в распоряжение украинского ЦВРК в т.н. «нейтральную зону».

 Эта зона или, как ее принято было называть ещё, демаркационная линия, установленная по соглашению между Германией  и Советской Россией в мае 18г, шириной от 10 до 40 километров протянулась с севера, начиная от ж.д. станции Унеча на юг практически вдоль границ с Орловской и с Курской губерниями. В нашем районе она прошла по селам Робчик-Лыщичи-Брянкустичи. Согласно договору в этой зоне не должно было находиться ни немецких, ни российских военных формирований. Именно здесь концентрируются и формируются украинские повстанческие силы.

Через несколько дней Николай Щорс был отправлен в Унечу.

В его задачу входило объединить имеющиеся в районе партизанские и красногвардейские отряды в полк.

Т.о. здесь, В Унече, формально и фактически рождалось одно из первых регулярных войсковых соединений Советской Украины – 1 Украинский революционный полк им.тов.Богуна.

  22 сентября 1918 года  выходит приказ Всеукраинского центрального военно-революционного комитета о формировании двух повстанческих дивизий :

  «...2. Все полки, сотни и батареи сводятся в 2 дивизии следующего состава:

   1-я дивизия — командир т. Крапивянский.

   В состав ее входят:

   ...3. 3-й полк имени Богуна — командир т. Щорс, при нем 3 конных сотни и 1-я полевая конная батарея.

   Примечание: Полк формируется в районе Унеча — Сураж — Брянск из бывшего 1-го Днепровского отряда, бывшей 2-й сотни Червонного казачества, отряда с. Кулаги, отряда с. Разоренные Хутора и батальона т. Барабаша в Брянске...»

Потянулись в отряд Щорса и жители окрестных сёл Найтоповичи, Лыщичи и Брянкустичи.

   По поводу названия полка существует 2 версии. Официальная – в честь Ивана Богуна -  героя освободительной борьбы украинского народа, сподвижника Богдана Хмельницкого.

Второе предположение, что полк назван именем тогдашнего видного украинского коммуниста Антона Саввича Богунского (он же Богун), командира отдельной советской Приднепровской бригады. Но возможно ли было назвать полк именем живущего ещё человека, даже и активного советского деятеля (кстати, погибшего в конце июля 1919 года при загадочных обстоятельствах), непонятно.

   Помимо Богунского в 1-й дивизии были еще два полка: Таращанский ( командир Боженко) и Новгород-Северский (командир Черняк).

Формирование украинских полков и дивизий проводилось втайне от немцев и гайдамаков. Ведь по условиям Брестского договора советская Россия обязалась не вмешиваться во внутренние дела Украины. И чтобы не осложнять отношений с немцами, Богунский, как и другие полки, находился на полулегальном положении. В документе, выдаваемом каждому бойцу, значилось «повстанец».

     Т.о. под началом 23-летнего Щорса оказались 1900 пехотинцев, 180 кавалеристов, 21 пулемет и 5 орудий.

Унече суждено было сыграть особую роль в жизни Щорса.

Что же представляла собой наша станция в этот период?

Вот что пишет в своих воспоминаниях её житель Л.Г.Кокотов: «Унеча в те времена бурлила. Обычно сонная, тихая Унеча не видела такого количества чужих людей, никогда здесь не было такой кипящей политической жизни».                                                          

Действительно, на станции жизнь била ключом: процветал черный рынок, вовсю орудовали спекулянты, действовала таможня, на советскую территорию стремились сочувствующие большевикам, непрерывным потоком шли демобилизованные и военнопленные,  а на Украину ехали «классово чуждые элементы», не принявшие революцию. Все обязательно проходили через руки пограничной ЧК. Вооруженный отряд ЧК для Унечи был сформирован в основном из казахов и китайцев, ранее нанятых Временным правительством для железнодорожных работ. Фактически руководила им уроженка Новозыбкова Фрума Хайкина.

Хайкина – это особая страница в истории Брянщины. Свидетельства ее бурной деятельности есть не только в Унече, но и в Новозыбкове, Клинцах и Почепе. Она заслуживает отдельного разговора.

Приведу лишь очень краткие, но весьма емкие воспоминания железнодорожников Унечи. Ф.Т. Васеко: «...В то же время [на] Унече появилась с отрядом китайцев некто Хайкина каковая своими суровыми мерами навела страх не только на спекулянтов и эмигрантов, но и на Богунский полк красногвардейцев (многих из солдат расстреляла.) Каковые восстали, желая убить ее и китайцев, но она, бросив бомбу в отряд солдат, бежала».

В.Д.Туманов:  «Фрума Хайкина небольшого роста, черненькая, худенькая - смелый и энергичный командир - гроза буржуазии. Она жестоко расправлялась с врагами советской власти. Достаточно ей узнать чуждое настроение белогвардейца или буржуа-эксплуататора: "Расстрел"! - приказывала Фрума. И китайцы эту миссию выполняли безотступно».

Вот такая Хайка-Чрезвычайка! 

В то же время в Унече действует хорошо налаженная система транспортировки через «нейтральную зону» в Клинцы на подводах в обход большевистских постов. Немцы за пропуск на украинскую территорию берут взятки. В лесах промышляют банды грабителей

     Унечский, начальный период формирования Богунского полка был чрезвычайно сложным: отсутствовало централизованное регулярное снабжение, не хватало продовольствия, обмундирования, обученного  младшего командного состава. Остро встал вопрос: где размещать полк, чем кормить, во что одевать. Все эти вопросы молодому командиру приходилось решать быстро и не всегда законными методами. Чтобы накормить полк, он нередко прибегал к способу, который по научному зовется реквизиция, а по народному – грабеж.

Из заявления Суражского Уездного Продовольственного Комиссариата в Штаб Орловского Военного Округа:

«Мы просим о скорейшем отозвании из местечка Унеча Суражского Уезда Украинского полка имени тов. БОГУНА или немедленном принятии их на довольствие из Центра.

За последнее время между Штабом Богунского полка и местными органами управления на почве снабжения полка продовольствием происходят часто недоразумения, которые могут вылиться в самые опасные формы.

Дело в том, что Штаб Богунского Полка без ведома Уездного Военного Комиссариата производит мобилизации лошадей, повозок и др. предметов, без ведома Уездного Продовольственного Комиссариата реквизирует всякого рода продовольственные продукты в то время, как на Продовольственный Комиссариат возложена строгая ответственность за каждый заготовленный в уезде пуд продовольствия. Вся работа по учету продовольствия сводится к нулю, так как мы не знаем, где произведены реквизиции Богунским полком.

         …Волостные и Сельские Советы из прилегаемого в пос. Унеча района все чаще и чаще обращаются к нам с заявлениями  о том, что в районе происходят постоянные реквизиции хлеба, что деньги за реквизированные продукты часто не уплачивают и что отбирается часто последний хлеб у крестьян…»

     А это цитата из другого документа этого же периода :

         «…Суражский Уездный Продовольственный Отдел сообщает, что дальнейшее пребывание войсковых частей в уезде и снабжение их Продовольственным Отделом продуктами без помощи Центра повлечет за собой бунт на почве голода, признаки которого уже на лицо». Кстати, плохое обеспечение Богунского полка было не только на первых этапах его формирования, но, наверное, это было постоянной практикой руководства украинской армии. Вот    выписка из рапорта Щорса от 17 декабря 18г.:

«Доношу, что полк Богунский раздет, разут и неудовлетворен жалованием…Положение самое и самое критическое. Службу несут или в бабьих кофтах или полуголые…»

Кроме экономических проблем, при формировании полка существовала также  масса организационных и политических.

         Большой разлад вносили неутихающие  политические споры среди повстанцев. Большевики еще не очень крепко стояли на ногах, и свою позицию «в грудки» отстаивали и эсеры, как левые, так и правые, и меньшевики. Подливала масло в огонь со своей точкой зрения и довольно мощная  здесь еврейская партия «Поалей-Цион». Кстати, ближайшие друзья и соратники Щорса: братья Лугинцы и Казимир Квятек изначально были эсерами. Есть достаточно серьезные основания считать, что сам Щорс первоначально тоже придерживался  «левоэсеровских» взглядов. 

Даже устройство Красной армии вызывало много споров. Молодежь петушилась и до хрипоты отстаивала демократические принципы – все решения должны приниматься коллегиально. Старики осаживали: «Да, ты, пацан, пока будешь митинговать идти в лоб или с флангов, немчура тебя, как цыплят, перещелкает». Партизанщина и низкая дисциплина не выпускала из своих цепких рук.

   Всё это в конечном итоге привело к вооруженным выступлениям недовольных. По нашим предположениям в  Богунском полку в сентябре и ноябре 1918 г прошло 2 мятежа, а не один, как считалось раньше, Причем в первом случае выступление классифицируется как бунт, а во втором как мятеж.

Бунт  произошел в форме протеста против зверских действий Унечского ЧК и конкретно Фрумы Хайкиной.  Последней каплей в чаше терпения повстанцев стал её приказ расстрелять не вовремя вернувшихся из увольнения богунцев из с. Найтоповичи. Судя по документам, этому волнению Щорс не придал особого значения, т.к. в протоколе партийного собрания большевиков Унечи от 22 сентября 1918 года лишь четвертым вопросом значится «Бунт в Богунском полку»:  «… Товарищ Бесорабский  докладывает о плохом поведении красноармейцев в Богунском полку.

Постановили: Богунский полк разоружить

 предложить товарищам Бесорабскому, Щорсу, Левинсону, Брагинскому и отряду коммунистов, послать … [делегацию] для переговоров … [офицеров] арестовать ночью.

  Собрание закрылось в 2 часа ночи …»

Бунт был подавлен. Полк разоружили, затем после некоторой чистки сформировали заново. Каждый боец и офицер принял присягу.

Гораздо сложнее с мятежом 1 ноября, который упоминается только в одном известном нам документе – резолюция партийного и командного состава Богунского полка. Сложившаяся в конце октября ситуация указывает, что мятеж следовало ожидать. Именно в это время решался вопрос о снятии Богунского полка с западного украинского направления и переброске его на Донской или восточный фронт. Вот как оценивал ситуацию начальник штаба 1-й дивизии С.И.Петриковский:

«… ведь это была бы сплошная авантюра – вернее ликвидация Повстанческих частей – переброска их на Восточный фронт: организовывать под лозунгом борьбы за освобождение Украины, а затем вести людей на Восток – туда приехало бы с нами очень ограниченное количество людей».

         Вероятно, командир дивизии Крапивянский приезжал 1 ноября на Унечу для того, чтобы выяснить отношение полка к предстоящей передислокации. Однако это привело к волнениям, что вынудило Крапивянского срочно покинуть расположение полка: по одним данным в Орел, по другим в Курск.

О том, что полк должен передислоцироваться знали и партийные органы Унечи. Поэтому уже 2 ноября 1918 года на партийном собрании обсуждался вопрос защиты города в случае ухода повстанческого полка. Вот выписка из протокола этого партийного собрания:

 «По первому вопросу вносит предложение товарищ Щорс о формировании боевого коммунистического отряда для создания заслона от гайдамаков и немцев в пограничной полосе Украины.

Постановили отряд создать из желающих добровольцев. Записалось 35 человек коммунистов».

Решение о передислокации дивизии было отменено в связи со случившейся  в Германии революцией и начавшимися вслед  братаниями.

Кстати, с начальником дивизии Крапивянским у Щорса так и не сложились отношения. Совместно с другими командирами полков он добился замены начдива.

Вот в таких сложнейших условиях формировался Богунский полк, формировался как личность и сам Щорс.

Большую помощь в адаптации Щорса в Унече оказали члены Унечского ревкома, унечская организация большевиков и, в частности, ее лидер Николай Иванов (ему в это время было 24 года, т.е фактически ровесник Щорса).

Но всё же очень тяжело было молодому командиру.

И по законам исторического жанра поддержка пришла с неожиданной стороны. Николай Щорс  влюбился в упомянутую уже  чекистку Фруму Хайкину.

 Из письма Щорса Фруме:

«…Деточка моя, ты не можешь себе представить, что и кем ты для меня стала. Я чувствую, что без тебя я долго существовать не смогу и не буду. Я больше чем люблю тебя. Я чувствую и испытываю родство душ...»

«Я, милая моя, Фрумочка, часто, и довольно часто вспоминаю Унечу. То, что я там встретил, то, что я нашел, и то, что произошло в моем мозгу и сердце – этот перелом, этот строй эстетического, нежного, музыкального чувства и настроения, переродили меня окончательно...»

Кстати, на самом деле после тесного общения с Фрумой Николай стал убежденным большевиком. Вот ещё цитата из его письма:   

    «И вот, отдавшись душой и телом революции, до мозга костей проникнувшись одной идеей и желанием осуществить своё стремление, т.е. видеть плоды полной победы угнетенного, рабски пришибленного рабочего – у ореола своего победоносного пьедестала возвратившего себе все достоинства человечества – не имея ни родных, ни близких; получив из предыдущих примеров жизни одну лишь апатию и полную реальность жизни – вдруг, о счастье. О, радость! Я встречаю тебя, тебя, моя звезда – путеводительница – мое счастье…»

         Конечно, Николай Щорс в своей жизни имел несколько романов, о которых как-то вскользь упоминают его биографы. Но Фрума Хайкина – это был весьма драматичный, последний роман Николая Щорса.

         Увлечение Щорса Фрумой  было настолько очевидным, что пришлось вмешаться командному активу полка. Вот что по этому поводу вспоминает один из близких друзей и сослуживец Щорса Константин Лугинец:

«... На Унече находилась Чрезвычайная комиссия, которая нам частично помогала через тов. Ростову, в то время ее фамилия была Хайкина и она работала секретарем чрезвычайной комиссии. Тов. Щорс с ней познакомился и часто заходил к ней. Мы поставили перед ним вопрос «почему ты ходишь туда и меньше стал уделять внимания для укрепления полка?» Он с нами вполне согласился и перестал ходить…»

Но помогло это, явно, не надолго.

Практически до конца жизни Щорса Хайкина была с ним рядом. После гибели Щорса, уже в 1920 году, Фрума Ростова родила девочку – Валентину Николаевну Щорс.

События, происходившие в Унече в начале ноября 18 г. имели такое историческое значение в жизни всей страны, что требуют детального освещения.

9 ноября 1918 года в Германии произошла революция.

10 ноября Щорсу передали срочную телеграмму председателя Совнаркома Ленина, адресованную всем пограничных совдепам и сообщавшую о германских событиях:

«Очень вероятно, что все это будет скрыто от германских солдат на Восточном фронте и в Украине. Всеми имеющимися в вашем распоряжении средствами доведите эти факты до сведения германских солдат».

11 ноября были организованы две депутации в расположение немецких приграничных гарнизонов. Одна верхом отправилась в д. Лыщичи, где квартировал 106 полк, а другая со Щорсом направилась на паровозе в Робчик в расположение 19 полка.

Следует отметить, что подробная реконструкция событий представляет определенную сложность. Воспоминаний очень много, но в большинстве своем они весьма противоречивы.

Попробуем выделить из всех материалов наиболее вероятное развитие событий.

         Депутациям, направленным 11 ноября в расположение немецких гарнизонов, удалось найти контакт с немецкими солдатами и договориться о встрече представителей немецких солдатских депутатов с местным российским активом на российской территории на ст. Унеча 12 ноября.

Вот как, к примеру описывает эти события Г.Данилюк:

         «… У границы нас встретили немецкие солдаты, в сопровождении которых мы направились в село Лыщичи. Там нас привели в большой класс местной школы, который вскоре до отказа заполнили немецкие солдаты…»

         В некоторых воспоминаниях присутствует обед и даже со шнапсом (за революцию).

12 ноября в Унечу прибывают делегации от немецких полков – из Лыщич (106 полк) верхом предположительно 5 человек, из Робчика (19 полк) на дрезине предположительно 4 человека.

Унечские власти немедленно организуют совместный митинг, на котором выступают и немцы, представители местных властей и представители Богунского полка. После горячих обсуждений принимается решение организовать совместный массовый митинг Богунского и 106 немецкого полка в с. Лыщичи. Под впечатлением момента в Москву Ленину отправляется телеграмма:

« Представители революционных солдат Германии, делегаты Лыщиченского Совета солдатских депутатов совместно с унечской организацией РКП приветствуют в Вашем лице мировую революцию».

13 ноября Богунский полк пешим порядком в полном составе в 9 утра выходит из Унечи и переходит демаркационную линию. Так начинается историческое братание. Перед с. Лыщичи полк оркестрами встречают представители 106 и 19 немецких полков 47 ландсверной дивизии. На околице деревни проходит совместный митинг ( после которого немцы с богунцами обменялись подарками. Немецкая губная гармошка сейчас находится в экспозиции нашего музея. А знамя, подаренное Щорсом немцам в этом году удалось найти в музее г.Лепциг).

Над немецкой казармой красный флаг. Немецкие солдаты церемониальным маршем проходят перед Богунским полком. Немецкие офицеры не показываются, однако в ход событий не вмешиваются.

     Во время митинга Щорс зачитал ответную телеграмму Ленина:

«Благодарю за приветствие всех. Особенно тронут приветствием революционных солдат Германии. Теперь крайне важно, чтобы революционные солдаты Германии приняли немедленно действенное участие в освобождении Украины. Для этого необходимо, во-первых, арестовывать белогвардейцев и власти украинские, во-вторых, послать делегатов от революционных войск Германии во все войсковые германские части на Украине для быстрого и общего их действия за освобождение Украины. Время не терпит. Нельзя терять ни часа. Телеграфируйте тотчас, принимают ли это предложение революционные солдаты Германии.

         Предсовнаркома Ленин

Срочно. Вне всякой очереди».

         Очевидно, что происходящие в Унече события очень взволновали Советское руководство: «Срочно», «Вне всякой очереди». Ленин очень рассчитывает на участие немецких солдат в освобождении Украины на стороне большевиков, поэтому немедленно рассылает следующую директиву:

«13  ноября   1918 г.  Орел. Губком Росс. Ком. Партии большевиков для украинцев.

         Я только что получил из Унечи приветствие от революционных солдат Германии. Считаю крайне важным, чтобы во все пограничные пункты с Украиной вы сообщили по телеграфу об этом и, отвечая от моего имени благодарностью за приветствие революционных солдат Германии, обратились к ним с просьбой помочь быстрым и решительным действием освобождению Украины. Пусть революционные солдаты Германии довершат начатую ими славную германскую революцию арестом белогвардейцев на Украине и освобождением Украины.

Да  здравствуют революционные солдаты  Германии  на  Украине!

Да здравствует братский союз германской советской республики с Украинской советской республикой!»    

         На митинге в Лыщичах была принята резолюция, а вечером на переговорах, в которых принимал участие и Щорс, она была оформлена протоколом, подписанным представителями  немецких полков. К сожалению, протокол этот обнаружить пока не удалось, однако из воспоминаний известны основные тезисы: немецкие полки  прекращают военные действия против советских войск, партизан и повстанцев; не оказывают никакой помощи гетманским властям и гайдамакам; начинают эвакуацию в Германию, не допуская при этом разрушения железных дорог, взрыва мостов и т.п.

Однако последующие события показали, что влияние офицерского состава немецкой армии оказалось выше ожидаемого, дисциплина взяла свое, хотя давление солдатских комитетов тоже имело место.

Германские войска начали планомерный вывод своих подразделений из Украины, но, несмотря на принятые во время братания соглашения, все-таки

иногда взрывали мосты, уничтожали коммуникации и активно взаимодействовали с гайдамаками в боевых действиях против советских войск.

Но все же, немецкий заслон был снят, и на Украине стала набирать обороты гражданская война.

17 ноября РВС Украинского фронта отдаёт приказ о начале наступления повстанческих украинских дивизий. Богунский полк входит в число подразделений, перед которыми ставилась задача овладения Киевом.

     20 ноября Богунский полк выступил из Унечи. Тогда же в подчинение Щорсу передали Таращанский полк. Из двух полков получилась бригада, командиром которой становится Щорс.

Но это уже другая история. Унечский период в жизни Щорса на этом заканчивается.

P.s. Начало активных действий в Северной Черниговщине тоже связано с Унечей и отмечено в центральном печатном органе большевиков газете «Правда» №257 за 27.11.1918 г.» :

       «Унеча 25 ноября. В полдень 25 ноября Советские войска заняли Стародуб. По прибытии наших войск немцы ушли, буржуазия бежала вслед за ними. Рабочие встретили войска с красными знаменами. Унечская организация коммунистов отправила в Стародуб товарищей для организации Советской власти».        

 

Литература:

  • Материалы ГАБО.
  • Фондовые материалы Унечского краеведческого музея.
  • Архив С.Р.Петриковского.
  • Материалы А.И.Поддубного.
  • В.Карпенко. Щорс. М., «Молодая гвардия», 1974
Категория: Музейные исследования | Добавил: unechamuzey (05.07.2016) | Автор:
Просмотров: 313 | Комментарии: 14 | Теги: биография, Жизнь, унеча, щорс | Рейтинг: 4.8/5
Всего комментариев: 14
14  
По Щорсу Н.А. в последние годы, действительно, появилось много публикаций. А вот по Щорсу Н.Н. есть ли публикации? Именно про эти публикации я задавался своим вопросом.

12  
Petrik, о каких публикациях и документах, которые которые могут существенно изменить взгляд на историю, Вы пишите? Где можно познакомиться с этими публикациями и документами?

13  
На этот вопрос ответить очень сложно. Одни только ссылки на материалы и документы могут занять не один десяток страниц.
Я не хочу критиковать статью Н.А.Голик. Статья, на мой взгляд, очень хорошая. Но, очевидно, объем статьи не позволил более детально рассмотреть некоторые противоречия в отображении исторических событий. Отмечу без детализации:
1. Создаваемый на Унече украинский повстанческий полк был далеко не первым советским повстанческим подразделением. Уже в июле-августе 1918 года в районе Хутор Михайловский - Зерново украинские повстанцы активно пощипывали немцев. А известное "августовское восстание" вызвало серьёзный раскол в среде украинских коммунистов.
2. Командиром Таращанского полка изначально был Барон.
3. В известной телеграмме Ленину о братании подпись Щорса стоит пятой по списку. А ответ Ленина адресован Иванову.
4. Братание в Лыщичах и несанкционированный переход Богунского полка через демаркационную линию вызвал, буквально, панику в армейском руководстве. Начальник штаба чуть было не угодил под трибунал, а известный в Унече Николай Иванов накатал очень "крутую телегу" на командира Богунского полка Николая Щорса.
5. Радостная телеграмма Щорса 2-му съезду КП(б)У о занятии Стародуба в подарок съезду вызвала коллапс и полный раскол в работе съезда. Хорошо, что успели убраться из Стародуба до приезда комиссии.
6. Лукавство Щорса с некоей телеграммой Ленина, чтобы избежать отправки Богунского полка на восточный фронт - это вообще отдельная тема.
И многое другое, что требует детального и скрупулезного изучения. Не говоря уже о загадочной гибели Щорса.

10  
Petrik, но ведь книга Горбаневского М.В., Емельяновой М.И. "Улицы Старой Руссы. История в названиях" не является тем документальным источником, который устанавливает или подтверждает тот факт, что Н.Н. Щорс приходится сыном Н.А. Щорса. Там не приводится никаких доказательств в подтверждение этого факт. И совсем не исключено, что этот вопрос ими не изучался.

11  
Автор книги откровенно признал, что документальных подтверждений нет. Предполагается, что эту информацию сочинил корреспондент газеты, который в военное время опубликовал заметку о подвиге танкистов при освобождении Старой Руссы. Возможно, с подачи самого Н.Н.Щорса. Таких случаев немеряно. Но, на мой взгляд, это не тот случай, который требует обстоятельного разбирательства. Это наживка для публицистов, а не для историков. Как в публикациях, так и в документах есть более серьёзные разночтения, которые могут существенно изменить взгляд на историю.

8  
Petrik, если довериться Вашим комментариям, то возникает вопрос: "А был ли мальчик?"

9  
"Мальчик" несомненно был. В книге московского профессора М.Горбаневского "Улицы Старой Руссы" указывается, что Н.Н.Щорс был сыном легендарного начдива Н.А.Щорса. Есть немало и других документальных свидетельств существования Н.Н.Щорса. Однако до сих пор не удалось обнаружить документальных свидетельств его рождения и регистрации. И, кстати, в архивных документах существенно разнится место призыва его в действующую армию.

5  
Уважаемые краеведы, если судить по информации, расположенной по ссылке, то родители Щорса Н.Н. Щорс Н.А. и Хайкина Ф.Е. Интересно, это соответствует действительности?

6  
Я немножко знаком и с биграфией Н.А.Щорса и с биографией Ф.Хайкиной (Ростовой). Сведения, изложенные на указанной странице напоминают какой-то бред. Если считать датой рождения Н.Н.Щорса 1917 год, то контакт Н.А.Щорса и Ф.Хайкиной должен был быть в 1916 или начале 1917 года. В это время Н.А.Щорс воевал на фронтах 1-й Мировой, а затем лечился в госпитале в Симферополе - это очень далеко от Новозыбкова, где в это время жила, работала и вела активную деятельность Фрума. На Фруме висела достаточно большая семья и хозяйство. Кроме того в это время Н.А.Щорс был помолвлен с некоей Верой Башкировой и вел с ней интенсивную переписку (его любвеобильному стилю можно позавидовать)
Никаких документов и даже намёков на появлении в биографии Н.А.Щорса и Ф.Хайкиной сына Николая пока не обнаружено. И надо учесть достаточно строгую процедуру регистрации ребенка в тот период.

7  
Наиболее вероятным временем знакомства Фрумы Хайкиной с Николаем Щорсом считается сентябрь-октябрь 1918 года в Унече. Сама Хайкина в своих воспоминаниях утверждает о марте 1918 года во время партизанской операции Щорса в Рыбнице. Однако некоторые ветераны отрицают этот факт из-за временной нестыковки.

3  
Статья Н.А.Голик, на мой взгляд, очень хорошая. Основное преимущество статьи в том, что в сжатой форме представлен очень большой массив документов и материалов, находящихся в фондах музея, не только по Н.А.Щорсу, но и по зарождению советского повстанческого движения на Украине в условиях немецкой оккупации 1918 года.

1  
Уважаемые  коллеги! С интересом и удовольствием прочитал исторический очерк директора музея Н.А.Голик  "Унечский период в жизни Н.А.Щорса". Прошу передать автору мою искреннюю признательность.
 Мне хотелось бы с вашей помощью уточнить одну деталь. Существуют ли документальные подтверждения родственных связей с Н.А.Щорсом его однофамильцев  - полковника Игоря Александровича Щорс и  ст.лейтенанта Николая Николаевича Щорс. Первый  до -статочно  широко известен по мемуарам генерала Судоплатова. Второй -  погиб в бою, командуя танковой ротой. О нём сведений чрезвычайно мало. Родился в 1917 году  с. Михайловка,  Корюковский р-н, Черниговская обл. 
Буду признателен за любую информацию по интересующему меня вопросу.
Желаю дальнейших успехов в наступающем 2017 году.
С уважением.
Владислав Кац, краевед

2  
Уважаемый Владислав. Этим вопросом интересовались многие историки-биографы Николая Щорса. Несомненно у Николая Щорса были женщины, но простанственно-временные пересечения для указанных случаев маловероятны. Щорс появился на Черниговщине в конце 1917 года. Да и система в то время не позволяла так просто зарегистрировать ребенка. Официально зарегистрирована только Валентина Щорс в 1920 году. Т.к. отец ребенка погиб в 1919 году, Валентину, вероятно, зарегистрировали по показаниям товарищей и сослуживцев Щорса и Фрумы Ростовой. Несколько лет тому назад вопросом Н.Н.Щорса интересовалась корреспондент одной из черниговских газет. Результаты не знаю. Если надо, то могу поискать её координаты в своих электронных завалах.

4  
Уважаемый Сергей! Благодарю за отклик. В завалах копаться не следует. Если отсутствуют документы, то предположения делу не помогут. Желаю здравствовать. 
Владислав Кац.

Имя *:
Email *:
Код *: