» » »

Личность Евсея Гурвича, писателя и журналиста (по материалам из фондов Унечского краеведческого музея).

Т.Н. Арещенко

научный сотрудник

Унечского краеведческого музея

 

Личность Евсея Гурвича, писателя и журналиста
(по материалам из фондов Унечского краеведческого музея).

 

Научно-исследовательская работа с собственными фондами бывает не менее интересна, чем работа в крупном архиве. Свои музейные собрания мы, порой, несправедливо недооцениваем.

Работа над материалом о нашем земляке, первопоселенце Унечи Евсее Гурвиче - именно такой случай.

В нашем музее уже почти два десятка лет хранится автобиография Евсея Ароновича Гурвича, составленная им самим и лично отпечатанная на машинке, а также его автобиографическая повесть «Рядовые» и переписка с известным унечским краеведом Сергеем Григорьевичем Кнорозом. Эти материалы и легли в основу данной работы. Особенно интересной оказалась переписка.

Кто такой Евсей Гурвич, мы знали и до этого, правда, в общих чертах. Разрозненные, порой противоречивые сведения о нем можно найти в старых газетных публикациях, в фондах библиотеки имени Ленина, в воспоминаниях старожилов, кое-что в Интернете. Старый большевик, писатель, журналист, «старейший унеченец», как пишет о себе он сам.

Было понятно, почему именно к нему обратился за помощью Сергей Григорьевич Кнороз, когда взялся собирать материал для книги об Унече. Е. Гурвич стал для него настоящей находкой. Он выпустил к тому времени (а их переписка датирована шестидесятыми годами 20-го века) несколько биографических книг, прекрасно помнил события, людей и атмосферу Унечи начала 20-го века. В его письмах к С.Г. Кнорозу содержится масса фактического материала, важных деталей, которые может знать только очевидец. Да и сама личность Гурвича при ближайшем рассмотрении представляется в высшей степени любопытной.

Итак, Евсей Аронович Гурвич, еврей по национальности, родился 29 сентября 1885 года в селе Дубровка Орловской губернии. Прежде чем поселиться на станции Унеча, семья немало поскиталась: «До Унечи мы жили на хуторе Гаевщина, потом на Горячкином хуторе, где отец был лесником… Унеча до 1906 года была вне черты еврейской оседлости, и жившие там евреи были бесправны и платили взятки: стражнику – 50 копеек в месяц, уряднику – рубль, приставу – 3 рубля» (из письма к С.Г. Кнорозу от 2.02.1967г.). Семья Гурвичей взятку не платила: отец был николаевским солдатом, кантонистом, попавшим в армию восьмилетним мальчишкой. Солдатской службой он заработал себе право на жительство. «Отца моего крестьяне любили… Он был безбожник, его отлучили от синагоги, после смерти не разрешили похоронить на еврейском кладбище. Его похоронили за оградой русского кладбища в селе Песчанка» (из письма к С.Г. Кнорозу от 14.12.1964г.).

Семья едва сводила концы с концами, работали и дети, и взрослые, но жили впроголодь. «С хлебом было туго – самый лучший урожай обеспечивал до Рождества, а купленным не насытишься. Примешивали и полову, и кору молотую» (из письма к С.Г. Кнорозу от 12.07.1967г.). Еще одно яркое детское воспоминание: «Я удивлялся тому, что маленький Блантер (кстати, будущий композитор Матвей Блантер) каждый день кушает котлеты. Для меня котлеты тогда были недосягаемой роскошью» (из письма к С.Г. Кнорозу от 10.01.1964г.).

Человек эрудированный, грамотный, Евсей Аронович не получил никакого систематического образования: «Я в глаза не видел даже сельской школы. Учился в духовной школе – хе´дере, учился читать молитвы и писать по-еврейски. Русский язык я выучил самоучкой. И если я написал несколько неплохих книжек, то только благодаря своему упорству» (из автобиографии Е. Гурвича). О тяжелом детстве Гурвич вспоминает так: «Восьмилетним мальчишкой я впервые начал трудиться на лесопилке, которая принадлежала лесопромышленнику Якобсону. Мы складывали клёпку в клетки и получали по 15 копеек в день на двоих. До лесопилки от Унечи было 6 верст…» И далее: «В двенадцать лет я нашел постоянную работу на оптовом складе купца Локшина рабочим. Получал я 3 рубля в месяц. Работа начиналась в 5 утра и заканчивалась в десять-одиннадцать ночи» (из автобиографии Е.Гурвича).

О существовании партийной организации в Унече Гурвич узнал в начале 1900-х годов (называется и 1901 г. и 1903г.). В 1904 году он сам уже вступил в партию большевиков. Участвовал в маевке, распространял партийную литературу, вступил в рабочую боевую дружину, был ранен и контужен в столкновении с погромщиками в январе 1905 года. Бежал от погромов в Одессу, по пути туда едва не попался на расправу мужикам, пришлось перекреститься, выпить самогону и заесть куском свиного сала, чтобы подтвердить, что не еврей. В Одессу он попал, когда там рабочие дружины бились с полицией и войсками. Пришлось прятаться на отправлявшихся за границу пароходах. Е. Гурвич с товарищем попал в трюм парохода «Цесаревич» и через пару дней хода оказался в Константинополе: «Без копейки денег мы жестоко проголодали недели две, потом нашли работу грузчиками на французском грузовом пароходе» (из автобиографии Е. Гурвича). Разговоры русских грузчиков с матросами не понравились капитану, и их высадили в Бейруте, не заплатив ни копейки. Пешком кое-как добрались до Яффы и здесь нанялись носильщиками в экспедиционный караван. С караваном они прошли всю аравийскую пустыню на верблюдах до Александрии (это Египет), где матросы – потемкинцы помогли им вернуться на родину. Это произошло в августе 1906 г., т.е. в эмиграции они пробыли 8 месяцев.

Здесь стоит сказать, что с этим эмиграционным периодом в жизни Гурвича не все так просто и однозначно. В советские годы он старался меньше о нем упоминать, скорее даже замалчивал его, считая уязвимым местом в своей почти безупречной биографии большевика-ленинца. Отсюда и противоречивые сведения об этом периоде его жизни. Например, интернетовская энциклопедия «Неизвестные бакинцы» утверждает, что за границей Гурвич пробыл до 1914 г., жил в Палестине. Свободно владея русским, французским, греческим, идишем, ивритом, работал на стройках в Телль-Авиве и др. городах. Как потом вспоминал Евсей Аронович, жизнь в Палестине в те годы была трудной и особого восторга в нем не вызвала.

Около 10 лет, до 1918 года, Гурвич живет в Павлограде, сейчас это Днепропетровская область, работает в подполье, распространяет газету «Правда», женится. Оттуда его посылают в Петроград делегатом на партийную конференцию, где он впервые увидел Ленина. Весной 1918 года он с семьей окончательно перебирается в Москву, а оттуда уезжает на южный фронт редактором газеты политотдела III стрелковой дивизии 13-й армии. Демобилизовался он уже в Бухаре, когда были разбиты остатки басмачей.

Еще в Москве, работая в редакции газеты «Правда», Гурвич познакомился с маститыми пролетарскими писателями Демьяном Бедным и Борисом Пильняком. Именно по совету Бориса Пильняка Евсей Аронович вместе с семьей уезжает в Баку. Работа в «Правде» служит ему прекрасной рекомендацией, и он устраивается корреспондентом в «Бакинский рабочий». В этой газете он проработает вплоть до выхода на пенсию в 1957 г. Отсюда он будет послан на первый съезд пролетарских писателей, побывает на Днепрострое, будет писать об открытии Харьковского тракторного завода, о разведке бакинской нефти. Пишет статьи, фельетоны, автобиографическую прозу. В 1924 году при газете «Бакинский рабочий» был организован кружок рабочих писателей и поэтов. Руководителем кружка стал Евсей Гурвич. Деятельность кружка совпала с бакинским периодом в жизни Сергея Есенина. Гурвич решил пригласить Есенина на занятие кружка. Есенин откликнулся и 3 апреля 1925 г. принял участие в работе кружка, читал стихи начинающим поэтам, помогал кружковцам советами. Приходил еще на несколько заседаний. На память кружковцам остался групповой снимок с Есениным. Вот как об этом вспоминал сам Гурвич: «Я предложил Есенину сняться с членами кружка. Он охотно согласился. Через несколько дней я получил фотокарточки и раздал их. После занятий ко мне подошел Есенин, забрал у меня карточку и удалился в кабинет редактора Чагина. Вскоре вышел и молча вернул мне карточку, а сам ушел. Я случайно перевернул снимок и увидел там написанные Есениным стихи…» (Гурвич Е. Есенин в Баку. Воспоминания. Газета «Баку» 1965г. №233). Сейчас оригинал фотографии с автографом Сергея Есенина хранится у внука Евсея Ароновича Игоря, который живет в Израиле. Вот эти строки:

«Пуская я порою от спирта вымок,

Пусть сердце слабеет, тускнеют очи, -

Но, Гурвич! Взглянувши на этот снимок,

Ты вспомнишь меня и «Бакинский рабочий».

Не знаю, мой праздник иль худший день их,

Мы часто друг друга по-сучьи лаем,

Но если бы Фришберг давал нам денег,

Тогда бы газета была нам раем.

25.IV.-1925г. Баку».

Это небольшое стихотворение вы не найдете ни в одном собрании сочинений С. Есенина.

Война застала Евсея Гурвича в Москве. В то время он работал редактором в газете «Правда», был разъездным корреспондентом газеты «Пищевая индустрия». Перед самой войной ему довелось последний раз побывать в Унече. Случилось это в 1939 году, зимой. Он пишет об этом в одном из писем к С.Г. Кнорозу: «Я тогда работал в Москве, в газете «Пищевая индустрия» Наркомпищепрома; ездил в командировку в Стародуб на завод сухофруктов, в Погар на сигарную фабрику, заехал и в Унечу…» (из письма от 1.12.1964г.).

В первые же дни войны он и один из его сыновей записались добровольцами в народное ополчение. Ушел на фронт и старший сын. Воевать пришлось недолго. Ополчение было разбито, Гурвич тяжело ранен и комиссован по состоянию здоровья и возрасту (ему на тот момент уже исполнилось 56 лет). Он вернулся в Баку, в свою уже ставшую родной газету.

Пятидесятые годы 20 века тяжело дались семье Гурвича. Два его сына, Арон и Владимир Гурвичи, ученые-биологи, были уволены с работы в связи с «делом врачей». Все усилия Евсея Ароновича помочь сыновьям ни к чему не привели. И лишь после смерти Сталина и оправдания врачей оба сына были восстановлены на работе.

В 1957 году в возрасте 72 лет Евсей Гурвич ушел на пенсию, но с газетой не расстался, стал ее внештатным сотрудником. Работал с рабкорами, руководил подготовкой стенгазет (а это 120 газет в день, и все нужно просмотреть и отредактировать), курировал около 40 юмористических приложений. Много выступал с воспоминаниями перед молодежью.

Творческое наследие Гурвича – это 5 повестей и роман «Нефть». Одна из его последних книг повесть «Путями непроторенными» вышла в издательстве «Советский писатель» в 1964 году. Преклонный возраст и смерть помешали ему увидеть в печати свое последнее творение – книгу воспоминаний «Сорок лет работы в советской печати». Человек несомненно талантливый, Гурвич был к тому же очень трудолюбивым и организованным. Вот что пишет он сам в одном из писем к краеведу С.Г. Кнорозу: «Еще и еще раз мой дружеский совет – возьмитесь всерьез за книгу. Я так пишу: встаю ежедневно в полшестого – ни минутой позже, пью чай, делаю зарядку и в шесть часов утра я уже за письменным столом. Работал я, когда был покрепче, по три часа в день, а сейчас – по два. Никаких выходных не признаю. Последнюю свою книгу я пять раз переписывал. Понравился мне шестой вариант.

Помните: если даже работать по 2 часа в день, это в год семьсот сорок часов! За эту уйму времени можно много сделать.

Я пишу и тогда, когда не пишется. Как бы плохо ни писалось, кое-что полезное остается» (из письма от 5.10.1966г.).

Всю жизнь Гурвич помнил Унечу и скучал по ней, ведь здесь прошла его юность. Вот как он благодарит С.Г. Кнороза за посылку с яблоками: «Вы себе представить не можете, какое огромное удовольствие, какую радость вы доставили мне своей посылкой. Один вид этих яблок чего стоит. А запах, а вкус – это напоминает мне юные и молодые годы на Унече…» (письмо от 5.10.1966г.).

Умер Евсей Аронович Гурвич в 1971 г. Похоронен в Баку на Аллее почетного захоронения. Несомненно, Гурвич был человеком своего времени, твердым, убежденным большевиком (он и письма свои подписывал так: Персональный пенсионер, член КПСС с 1904 г.). Но даже если не брать в расчет идеологию, его биография, его жизненный путь достойны всяческого уважения. Это как раз тот случай, когда говорят, что человек сделал себя сам.

 

Библиография.

  1. Гурвич Е.А. Автобиография. Баку, 8 апреля 1964 г. (из фондов Унечского краеведческого музея).
  2. Гурвич Е.А. «Рядовые». Автобиографическая повесть. Баку, 1957г.
  3. Гурвич Е.А. «Путями непроторенными». Повесть. Москва «Советский писатель», 1964г.
  4. Гурвич Е.А. «Сквозь строй». Автобиографическая повесть. Москва, «Московский рабочий», 1929г.
  5. Письма Е. Гурвича к С.Г. Кнорозу, 60-е годы 20 века (из фондов Унечского краеведческого музея).
  6. Энциклопедия «Неизвестные бакинцы» (Интернет-сайт Baku.ru)
Категория: Музейные исследования | Добавил: unechamuzey (03.07.2016) | Автор:
Просмотров: 175 | Теги: журналист, Евсей Гурвич, писатель, личность | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: