» » »

Голик Н.А. Генерал Корнилов и Унеча

В конце ноября 1917 г. в Унече стало известно, что вооруженный отряд во главе с генералом Корниловым движется из Быхова по маршруту Красная Гора – Клинцы ­­­– ­­­­Унеча  и далее на Дон, чтобы собрать там силы и бороться против советской власти. Тот самый Корнилов, известный российский военачальник, генерал от инфантерии, военный разведчик, дипломат и путешественник-исследователь, талантливый ученый, герой русско-японской и Первой мировой войн.

Немного предыстории.

В июле 1917г. Корнилов был назначен Верховным главнокомандующим. В августе глава Временного правительства А.Ф. Керенский, боясь соперничества с Корниловым, при помощи члена Государственной Думы В. Н. Львова совершает провокацию против Верховного главнокомандующего. Он  обвиняет генерала Корнилова в измене с якобы имевшим место ультиматумом о передаче ему  «всей полноты гражданской и военной власти».

27 августа генерал Корнилов объявляется мятежником.

28 августа Корнилов отказывает Керенскому в его требовании остановить движение на Петроград отправленного туда по решению Правительства и с согласия Керенского корпуса генерала Крымова и решает  выступить открыто и, произведя давление на Временное правительство, заставить его:

  1. исключить из своего состава тех министров, которые по имеющимся (у него) сведениям были явными предателями Родины;
  2. перестроиться так, чтобы стране была гарантирована сильная и твердая власть.

29 августа Керенский отдаёт указ об отчислении от должностей и предании суду «за мятеж» генерала Корнилова и его старших сподвижников.

Для расследования произошедшего была назначена Чрезвычайная комиссия по делу о мятеже (председатель — главный военный прокурор Шабловский, члены комиссии — военные следователи Украинцев, Раупах и Колосовский).

Несмотря на указ Керенского, члены следственной комиссии относились к арестованным вполне благожелательно. В результате работы комиссия пришла к выводу: мятежа не было, это провокация, нацеленная на развал армии. Произошедшая  Октябрьская революция, к сожалению,  не дала возможности озвучить результаты комиссии.

В том же ключе впоследствии высказался генерал Алексеев: «Корнилов не покушался на государственный строй; он стремился, при содействии некоторых членов правительства, изменить состав последнего, подобрать людей честных, деятельных и энергичных. Это не измена родине, не мятеж…»

Однако 1 сентября опальный генерал был заключен в тюрьму города Быхова под Могилевом. Режим содержания генерала был весьма вольным, и тюремным его заключение можно было назвать лишь условно. Охрану арестованных нёс сформированный Корниловым Текинский полк, что обеспечивало скорее безопасность арестованных.

Во время заключения генерала в Быховской тюрьме Керенский как-то сказал фразу, которая характеризует его морально-этические принципы: «Корнилов должен быть казнён; но когда это случится, приду на могилу, принесу цветы и преклоню колена перед русским патриотом».

Октябрьский переворот Корнилов встретил в тюрьме и отнесся к нему крайне враждебно.

Новый председатель следственной комиссии полковник Р.Р.фон Раупах (после октябрьского переворота И.С.Шабловский был вынужден скрыться), основываясь на данных следствия к 18 ноября (1 декабря) уже освободил всех арестованных, кроме пятерых (Корнилова, Лукомского, Романовского, Деникина и Маркова).

19 ноября  1917 года начальник штаба Верховного Главнокомандующего генерал Духонин послал в Быхов полковника Кусонского с приказом об освобождении генерала Корнилова и его сторонников. Духонин опасался прежде всего, что над Корниловым устроят расправу большевики. И, как оказалось, небезосновательно.

Буквально на следующий день явившейся в Могилев революционной толпой во главе с новым «Главковерхом», бывшим прапорщиком Н. В. Крыленко, Николай Николаевич Духонин был схвачен и зверски растерзан.

В ночь на 20-е Текинский конный полк во главе с Лавром Георгиевичем походным порядком выступил на Дон. В это время полк насчитывал около 400 (по другим источникам 800) человек личного состава. На юге России Корнилов планировал собрать значительные контрреволюционные силы для дальнейшей борьбы с большевиками. Путь генерала на Дон лежал как раз через наши края.

Поход был крайне труден, не хватало теплых вещей, оружия. Не было ни врача, ни перевязочных средств. Обоз, состоявший из «революционизированных» солдат, дезертировал. Полк остался без провизии, патронов и снаряжения. Им приходилось идти  лесами и болотами, окруженными враждебно настроенным населением.

Весть об освобождении генерала очень обеспокоила большевиков.

 24 ноября 1917 года  ВРК при Ставке обратился  ко всем комитетам на местах о принятии мер по его аресту. Из Брянска для выполнения этой задачи был направлен  отряд красногвардейцев и солдат Брянского гарнизона. Для тех же целей был выделен бронепоезд и  революционный отряд из Клинцов. В Унече в это время тоже находились в боевой готовности  красногвардейские отряды.

26 ноября 1917 года Корнилов со своим полком подошел  к линии железной дороги в районе станции Унеча с северной стороны. Но на переход  сразу не решился и заночевал с отрядом в селе Красновичи.

Отдохнув в с. Красновичи, Корнилов направил текинцев к д. Писаревка. Он намеревался пересечь железнодорожную линию восточнее Унечи. 27 ноября встретившийся крестьянин предложил провести в наиболее безопасном месте. Но когда проводник подвел текинцев к опушке ближайшего леса, раздался оружейный залп, оказалось, крестьянин умышленно повел корниловцев на засаду. Там заранее расположилось 3 роты и отряд пулеметчиков.

Корнилов отошел к Красновичам. Оттуда повернули в другую сторону, чтобы перейти железнодорожную линию западнее Унечи. Но едва полк приблизился к железнодорожному полотну около разъезда Песчаники, как из-за крутого поворота показался бронепоезд и огнем обрушился на текинцев. Полк был рассеян.  Часть текинцев, 3 офицера и 264 всадника, попала в плен, часть была убита. Под Корниловым была убита лошадь, но сам он с головным эскадроном пробился между селами Лыщичи и Павличи. Но и там корниловцы были разбиты солдатами Клинцовского ревотряда.

Сохранились воспоминания нашего земляка, уроженца Мглинского уезда, одного из участников тех событий - генерал-майора в отставке  И. Биричева, который тогда был командиром роты батальона 6-го стрелкового полка.

Подразделению Биричева была поставлена задача прикрывать станцию от возможного нападения Корнилова. На одной из застав к нему подвели трех задержанных - двух молодых женщин и пожилого мужчину. Они рассказали, что  в доме священника  в селе Красновичи остановился на ночь большой вооруженный отряд. Это был отряд Корнилова. Решено было напасть на Красновичи утром. Рота Биричева действовала на центральном направлении удара, а со стороны железной дороги по направлению к Клинцам путь корниловцам преграждал бронепоезд.

По воспоминаниям Биричева, Корнилова взять не удалось, он сумел уйти невредимым. После боя было найдено тело человека, похожего на Корнилова. В центр ушла телеграмма о том, что генерал ликвидирован. Но это не соответствовало действительности.

Из воспоминаний железнодорожника Унечи Туманова В. Д.  1891 г. рождения:  «Корниловская армия уже подошла к пределу Унечи и остановилась в д. Песчанка. Дальнейший маршрут ее лежал на д. Красновичи, г. Мглин, Рославль и Москву. Об этом я доложил, по прямому проводу, командиру Западного фронта тов. Кудинскому в Брянск, откуда получил распоряжение остановить движение господина-генерала Корнилова, во что бы то ни стало не допускать продвижение эшелонов с корниловскими войсками и снаряжением. У нас в самообороне нашлось достаточно оружия и силы остановить движение корниловцев. Армия Корнилова была разбита, захвачено в плен 1700 сабель и другое оружие, 2 броневика».

В своих "Записках о гражданской войне" воспоминания об этих событиях оставил и бывший тогда командующим Петроградским военным округом В.А. Антонов-Овсеенко:
"Особое значение имело столкновение с корниловцами у ст. Унечи. Здесь первый Минский революционный отряд, под начальством Андреева, имел короткую перестрелку с конвоем Корнилова, бродившим по Украине в поисках эшелонов для отправки на Дон.                    

Корнилову удалось скрыться, а текинцы и из них несколько офицеров сдались. Всего сдались 264 человека. Впоследствии, по доставке их в Брянск, они были освобождены, кроме офицеров, направляемых, по приказанию Ставки в Могилев. Настроение рядовых текинцев было отнюдь не антисоветское, - они хотели лишь одного - добраться скорее домой».

30 ноября в деревне Нагара Корнилов, не желая подвергать риску  последних преданных ему людей, отпустил их, а сам, переодевшись крестьянином, беженцем из Румынии, с подложным паспортом на имя Лариона Иванова, незаметно пробрался в Новочеркасск по железной дороге.

Разными путями и другие быховские узники прибыли на Дон, где приступили к формированию Добровольческой армии для борьбы с большевиками.

31 марта (13 апреля) 1918 года при штурме Екатеринодара генерал Корнилов  был убит. «Неприятельская граната, — писал генерал А. И. Деникин, — попала в дом только одна, только в комнату Корнилова, когда он был в ней, и убила только его одного. Мистический покров предвечной тайны покрыл пути и свершения неведомой воли».

В день гибели Корнилова вышел приказ генерала Алексеева, в котором говорилось: «Пал смертью храбрых человек, любивший Россию больше себя и не могший перенести её позора..."

Гроб с телом Корнилова был тайно захоронен (причем могилу «сровняли с землей») при отступлении через немецкую колонию Гначбау. Позже большевики в порыве «высоких революционных чувств» вырыли тело генерала из могилы и затем, после длительного таскания по городу, его сожгли.

В документе Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков говорилось:

 «Отдельные увещания из толпы не тревожить умершего человека, ставшего уже безвредным, не помогли; настроение большевистской толпы повышалось… С трупа была сорвана последняя рубашка, которая раздиралась на части и обрывки разбрасывались кругом… Несколько человек оказались уже на дереве и стали поднимать труп… Но тут же веревка оборвалась, и тело упало на мостовую. Толпа все прибывала, волновалась и шумела… После речи с балкона стали кричать, что труп надо разорвать на клочки… Наконец отдан был приказ увезти труп за город и сжечь его… Труп был уже неузнаваем: он представлял из себя безформенную массу, обезображенную ударами шашек, бросанием на землю… Наконец, тело было привезено на городские бойни, где его сняли с повозки и, обложив соломой, стали жечь в присутствии высших представителей большевистской власти… В один день не удалось окончить этой работы: на следующий день продолжали жечь жалкие останки; жгли и растаптывали ногами».

Генерал Романовский — один из генералов, арестованных вместе с Корниловым — говорил впоследствии: «Могут расстрелять Корнилова, отправить на каторгу его соучастников, но „корниловщина“ в России не погибнет, так как „корниловщина“ — это любовь к Родине, желание спасти Россию, а эти высокие побуждения не забросать никакой грязью, не втоптать никаким ненавистникам России».

В 1919 г. на ферме, где погиб Главнокомандующий Добровольческой армии, был создан Музей генерала Корнилова, а вблизи — на берегу Кубани была устроена символическая могила Лавра Георгиевича.

Кроме того, уже летом 1919 г. в Омске велась подготовка к установке памятника генералу Корнилову вблизи здания кадетского корпуса.

Однако в советский период незаурядная личность Корнилова была подвергнута пропагандистскому бичеванию, термин "корниловец" стал синонимом махрового контрреволюционера и врага.

Музей и могилу большевики уничтожили ещё в 1920 г.

Лишь в 2004 г. городская администрация города Краснодара (в 1918 г. — Екатеринодар) приняла решение о воссоздании музейной экспозиции, посвященной генералу Корнилову и Белому движению.

Источники:

  1.  Антонов-Овсеенко В.А. «Записки о гражданской войне». - Том 1, М., 1924.
  2. Кузьмин Николай. Генерал Корнилов. -  Москва. Военное издательство. 1997.
  3. Соегов М.  «Туркменский писатель –белоэммигрант из Соединенных Штатов Мексики». - Ученые записки Таврического национального университета. - Т.26(64), №3, ч.1, 2012г. - Электронный архив Таврического национального университета.
  4. Цветков В.Ж. «Лавр Георгиевич Корнилов». Электронный сайт «Добровольческий корпус».
  5. Фондовые материалы Унечского краеведческого музея:
    • Воспоминания  Туманова  В.Д.  История гражданской войны в Унече и  построение Советской власти.
    • Воспоминания уроженца Мглинского района, генерал-майора в отставке  И. Биричева.
Категория: Музейные исследования | Добавил: unechamuzey (03.07.2016) | Автор:
Просмотров: 388 | Теги: Корнилов, генерал, война, унеча | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: