» » »

Слуцкая Т.К. Владелец Ляличей Н.А. Атрыганьев

Одним из владельцев имения Ляличи в середине 19 века стал Николай Алексеевич Атрыганьев. Среди блестящих имен его прежних владельцев: Завадовские, Энгельгардты, Черкасовы- это имя кажется случайным и неожиданным. Ведь огромное, некогда блестящее, владение, мог приобрести и содержать человек явно не среднего уровня благосостояния, а имя Атрыганьев сегодня почти никому ничего не говорит и вызывает явную усмешку своим звучанием. Тем не менее, в конце века позапрошлого имя это был довольно известный человек,а его пейзажи с оттенком некоего салонного лиризма пользовались популярностью и спросом у почитателей живописи.

Он родился 20 сентября 1823 года в семье купца 1 гильдии Алексея Ульяновича Атрыганьева и его жены Ольги Ивановны. Имя купца Атрыганьева встречается сначала среди ярославльских торговцев-откупщиков, затем московских купцов, а позднее среди самых богатых людей Санкт-Петербурга. Бывший содержатель ярославского питейного откупа вместе с женой Ольгой Ивановной с октября 1829 по январь 1837 года пожертвовал на кирпичный двухэтажный Ильинско-Тихоновский храм в Ярославле (фото) в стиле классицизма почти 20 000 рублей! В Москве он владел вместе с Г.В.Эрбом чугунолитейным заводом.

Дом Атрыганьевых в Санкт-Петербурге находился на Мойке рядом с особняком архитектора Огюса Монферрана, по проекту которого был им перестроен. Почетный гражданин Алексей Ульянович (04.02.1774-30.08.1834 гг., жил 59 лет, б месяцев и 27 дней) похоронен в Некрополе мастеров искусств на Ново-Лазаревском (Тихвинском) кладбище Александро-Невской лавры, рядом в 1849 году была похоронена и его супруга Ольга Ивановна(3 июля 1789 - 9 мая 1849 гг.).Их надгробие (фото)сохранилось не полностью: утрачена эпитафия и бронзовая скульптура ангела, находившаяся на постаменте под гранитной сенью.

Младший сын Николай родился 20 сентября 1823 года. Ему было всего 11 лет, когда умер отец, и двадцать пять, когда умерла мать, оставившая ему по духовному завещанию особняк на Мойке. Его старшие братья Александр, Петр и Михаил воспитывались в новом, открытом в 1810 году Институте Корпуса инженеров путей сообщения. Александр и Петр были помещиками Пензенской губернии. В 40-50 гг. оба они, дети Почетного гражданина, были удостоены дворянского звания и герба.

Лейтенант Михаил Алексеевич Атрыганьев - первым из русских яхтсменов совершил на собственной яхте «Нереида» морское плавание от Кронштадта до Севастополя и обратно.
Свою службу Атрыганьев начал офицером корпуса путей сообщения, но страсть к морю заставила его сменить инженерный мундир на форму моряка и перейти на флот лейтенантом. Выйдя из Кронштадта 16 мая 1846 года, «Нереида» во время плавания зашла в Копенгаген, Гибралтар, Неаполь, Константинополь и, перезимовав в Николаеве, 23 апреля 1847 года отправилась обратно. На переходе в Кронштадт посетила Одессу, Константинополь, Мальту, Гибралтар, Лиссабон, Портсмут. Таким образом, Атрыганьев на своей яхте, пронес флаг новорожденного Императорского Санкт-Петербургского яхт-клуба, практически через всю Европу!
В Институт Корпуса инженеров путей сообщения был отдан на воспитание и Николай, но, не окончив курса, в 1845 году он оставил институт и поступил на военную службу в Волжский казачий полк на Кавказе. В 1846 г., во время экспедиции против горцев он познакомился с сыном генерал-майора Николаем Илларионовичем Жуковым, а в следующем году состоялось его знакомство с семьей Жуковых, и, главное, с их дочерью Екатериной, в Петербурге. Вскоре они поженились.

В 1848 году, дослужившись до должности адъютанта при наказном атамане (по другим данным - до сотника), гв.ротмистр Николай Атрыганьев вышел в отставку по состоянию здоровья.

Он был разносторонней натурой: увлекался музыкой, живописью, был страстным лошадником. О был владельцеми племенного конезавода орловских рысаков, на котором и состоялось его знакомство с художником Николаем Егоровичем Сверчковым((14(2).02.1817, Санкт-Петербург - 6.08. (25.07.) 1898, Царское Село)(фото) еще в бытность учебы в Корпусе. С детства Николай Егорович увлекался конным спортом, посещал бега, скачки и конские ярмарки, заводил знакомства с коннозаводчиками. Став прекрасным художником-анималистом-лошадником, он много писал лошадей и на заводе Атрыганьева, который стал его учеником. Сверчков сразу заметил в юноше талант тонкого живописца. Их сотрудничество продолжалось и после возвращения Николая Алексеевича с Кавказа. В 1852 г. Атрыганьев приобрел за 5000 рублей серебром для своего завода жеребца-производителя Добрыню-4 ,потомка легендарного жеребца Барса, рождённого в 1845 г. от Добрыни- 3 и Таланной. Первоклассный по своему происхождению и замечательный по правильному и нарядному экстерьеру жеребец стал украшением завода, Сверчков использовал его для создания ряда картин.

Н.Е. Сверчков. Свидание в поле (Добрыня 4-й). 1853. Холст, масло. 76 х 98 см. Музей коневодства РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева.

С 1848 года по 1855 год молодые Атрыганьевы живут в Петербурге в окружении родных и друзей в особняке,по завещанию оставленном матерью младшему сыну. Николай Алексеевич берет уроки живописи у Егора Егоровича Мейера (1822–1867 гг.), члена Императорской Санкт-Петербургской академии художеств ,исполнявшего обязанности «ландшафтного живописца и рисовальщика предметов естественной истории»,пишет пейзажи.

Но сырой климат города и здоровье дают о себе знать и заставляют его искать место для жительства в Средней полосе России или Малороссии. Выставленное в 1855 году на продажу бароном Черкасовым имение Ляличи в Суражском уезде было очень удобным и для роскошного проживания, для занятия живописью на окружавшем его великолепном пленэре и для разведения лошадей в огромной конюшне.

Оставленное родителями наследство позволяли ему приобрести его за назначенную бароном цену. 32-летний художник,музыкант-любитель и его увлекающаяся искусством жена уезжают из столицы в провинцию.

Сохранившееся здание конюшни.

Ляличам повезло, что они на 17 лет попали в руки Арыганьевых, трепетно относившимся и к дворцу, и к людям, село населявшим. Пленный француз доктор Де-ля-Флиз, которому в 1813 году довелось побывать в Ляличах, описал их чудесные пейзажи, необозримые поля и луга, на десятки километров пролегающую широкую в три потока дорогу, обсаженную липами и вязами,великолепную усадьбу,утопающую в густой разросшейся зелени, с неописуемой красоты липовой аллеей в четыре ряда. Несомненно,что увлекающийся живописью хозяин работал кистью много и плодотворно,хотя свидетельств этой работы, к сожалению, не сохранилось.

В эти годы Атрыганьевы водили знакомство со многими соседями: писателями А. И. Ханенко, Г. Н. Есимонтовским, А. И. Покорским-Жоравко и др.. В 1854 г. на должность пристава Клинцовского стана Суражского уезда был назначен внук ссыльного поляка Иероним Иеронимович Ясинский. Прибыл он с женою Ольгой Максимовной, урождённой Белинской, дочерью артиллерийского полковника, владельца с. Соколово под Харьковом. И вскоре его Красный особняк в Клинцах (фото) стал местом собраний местной знати и интеллигенции. В обширной книге "Роман моей жизни" (М.-Л., 1926) сын пристава Иероним Ясинский,родившийся в 1850 г., сообщает много интересных деталей о жизни в Клинцах в 1854-1858 гг.и описывает иносказательно всех соседей, внося и много путаницы в воспоминания в силу его тогдашнего малолетнего возраста.

Упоминает он и об Атрыганьевых:«Из Лялич к Ясинским приезжал их новый владелец живописец-пейзажист Н. А. Атрыганьев и его жена, скульптор-любитель.»

Атрыганьевы также приглашали гостей к себе в Ляличи. Званые обеды и ужины сопровождались дружескими беседами,конными прогулками, музицированием,легендами о таинственных ляличских кладах.

Легенда о серебряном подносе

При Энгельгардте, который владел Ляличами до Атрыганьева, якобы был случайно найден массивный серебряный сервиз, замурованный в стене дворца. Вбивали гвоздь, чтобы повесить картину, выскочил целый кирпич и, падая внутрь стены, ударился о что-то металлическое: тогда разломали часть стены и открыли нишу, в которой был скрыт этот клад. Кто ни посещал дворец, всегда интересовался тем, что здесь где-то замурованы ценные клады».

И к Екатерине Илларионовне,когда Николай Алексеевич был в отъезде, пришел очень старый и дряхлый дворовый человек и сообщил ей под секретом, что в одном из подвалов дворца замурован громадный клад, что он сам был каменщиком и закладывал эту стену в том месте, где был спрятан этот клад. Он никому не говорил об этом и, наконец, чувствуя приближение смерти, решился показать это место Екатерине Илларионовне, так как очень любит и уважает свою новую госпожу. Он предложил сводить ее в подвалы и показать это место, но только с условием, чтобы никто другой не знал об этом. Екатерина Иларионовна не решилась идти с ним в подвалы, потому что он был очень дряхл и она боялась, что он умрет в подвале. Нужно сказать, что там были тяжелые двери из кованого железа, и Екатерина Илларионовна думала, что какая-нибудь из этих подземных дверей может захлопнуться и она не выйдет из этих таинственных подвалов. Спуск в подвалы был отложен до приезда Николая Алексеевича, а затем про это совершенно забыли. Тем временем старик умер, а с ним умерла и тайна возможного клада.

В селе Нивном Мглинского у. было имение генерал-лейтенанта Андрея Федоровича Лишина (26.05.1801-06.09.1898 гг.) и его жены Констанции Ивановны, внебрачной дочери Великого Князя Константина Павловича (13.08.1815-08.05.1872 гг.), где подрастали его красавцы-сыновья, а в их числе будущий генерал-майор Иван Андреевич Лишин (1835, Петербург – 1892 гг.).

«Он родился в 1835 году в Петербурге, в аристократической среде. Отец его, глубокой старости генерал-лейтенант, любимец в Бозе почившего Государя Николая I, до сих пор жив. У генерала Лишина теперь 5 братьев, все, кажется генералы, а шестой, Григорий Андреевич, известный композитор и музыкальный артист, умер молодым человеком, лет 35-ти от роду. Мать генерала Лишина – дочь француженки, старинного княжеского рода. Вся семья весьма талантливые люди – новое доказательства в пользу смешанных браков. Сам Иван Андреевич был и в жизни, и на деле неумолкаемый поэт. Но он не любил печатать своих стихотворений и скромно читал их самым близким друзьям. Осталось от него несколько вещиц, которые в печать не попадут, но куда, же они лучше и выше многого того, что печатается, и нередко приводили нас в полный восторг меткостью сопоставлений и правдивостью мысли.

В эпоху 60-тых годов Иван Андреевич был уже вполне сформировавшийся человек. Окончив юнкерскую школу, он изучал оружейное дело в Англии, Франции, Германии. Для обсуждения этих вопросов приходил в близкое соприкосновение с высшими представителями правительств и пользовался отличной репутацией в самых высших сферах». (Волжский Вестник 1892 г.)

В 1863 году он женился на дочери генерала от кавалерии, коменданта Царского Села барона Осипа Осиповича Велио, Эрминии-Софьи-Екатерине Осиповне,с которой прожил потом долгую жизнь.

Мужественный и благородный человек, бесстрашный офицер, поэт, музыкант, танцор, изобретатель, умеющий из скучного бытия сделать настоящий праздник, не оставил равнодушным сердце соседки. И брак Атрыганьевых, и брак Лишиных были бездетными. Но от соседа Екатерина Илларионовна Атрыганьева забеременела.

В середине декабря 1870 года в доме отца в Санкт-Петербурге она разрешилась от бремени мальчиком. Его рождение было обставлено так: в один из декабрьских вечеров 1870 года в квартиру Атрыганьевых на улице Моховой, дом Мелиховых, якобы был подкинут четырехнедельный младенец "мужеского пола" неизвестных родителей. Младенца крестили в ближайшей Симеоновской церкви 13 декабря с именем Владимир, и он был принят на воспитание Екатериной Илларионовной Атрыганьевой. Восприемниками были лейб-гвардии Финляндского полка подпоручик Александр Алексеевич Шмидт и дочь титулярного советника Елизавета Викентьевна Савич. Позднее, уже в годы Советской власти, Владимир Илларионович Жуков (фото) «признается» биографам, что родился в родовспомогательном приюте Красовского, в семье слесаря-инструментальщика и бывшей крепостной крестьянки, что, возможно, спасет его от репрессий.

А что же муж, Николай Алексеевич Атрыганьев! Писали о том, что этот младенец, якобы-подкидыш, спас брак Атрыганьевых от распада. Нам кажется, что художник знал о романе жены с Лишиным, и о происхождении ребенка. Но просто для сохранения приличий принял его как воспитанника, хотя ни имени своего, ни наследства ему не оставил. 10 мая 1882 года, согласно Указу Его Императорского Величества, данного Правительствующему Сенату, разрешалось усыновление В.И. Жукова генерал-майором Илларионом Ивановичем и его женой Елизаветой Николаевной (урожденной Лермантовой) Жуковыми, его дедом и бабкой. Мальчик оказался очень талантливым и прожил яркую и сложную жизнь художника, поэта, историка-краеведа, земского деятеля, действительного члена многих общественных организаций (1870-1944 гг.).

В 1887 году умерла Екатерина Илларионовна, оставив ему по завещанию деревню Александровку Задонского уезда Воронежской губернии, ныне с. Александрово – Жуково Липецкого района, поместье отца генерал-майора Жукова. В 1891 году Владимир познакомился с дочерью мирового судьи Аполлона Андреевича Волконского Машенькой. Вспыхнула взаимная любовь, но венчание было отодвинуто на неопределенный срок : в один и тот же год,1892 –ой, умер отец, с детства любимый Иван Андреевич Лишин (1835-1892 гг.) и Николай Алексеевич Атрыганьев.

Продав в 1875 году Ляличи, ставшие для него на многие годы приютом творческого вдохновенья, петербургскому миллионеру-антиквару Линевичу, Николай Алексеевич вернулся в Петербург, где его ждала еще пятнадцатилетняя яркая творческая жизнь. Он снова брал уроки ,теперь уже у Арсения Ивановича Мещерского (1834-1902 гг.), академика, а с 1876 — профессора пейзажной живописи (фото). И делал большие успехи. Основной темой его творчества стал пейзаж. С 1882 г.— участник выставок. Экспонировался на академических выставках в Петербурге (1882–1889 гг.), передвижных выставках Академии в Одессе (1886 г.), Харькове и Екатеринбурге (обе — 1887 гг.); 6-й и 7-й выставках Общества выставок художественных произведений (1882, 1883 гг.). В 1886 был удостоен звания почетного вольного общинника Императорской Академии Художеств. Его картины : «Зимний вид» (1882), «Вид в Могилевской губернии» (1883), «Вид на реку Осетр в Могилевской губернии» (1884), «Вечер» (1886), «Дубовая роща в Сестрорецке» (1887), «Близ устья Наровы», «После дождя», «Расщепленный дуб», «Перед закатом» (все — 1880-е — начало 1890-х), представленные на художественных выставках , пользовались вниманием у их посетителей. Творчество Н.А.Атрыганьева представлено в ряде музейных собраний, среди них — Омский государственный музей изобразительных искусств им. М. А. Врубеля, Ульяновский областной художественный музей, Национальный художественный музей республики Беларусь в Минске. К сожалению, широко известны сегодня лишь два его пейзажа.

Атрыганьев Николай Алексеевич. Вид на реку Остер в Могилевской губернии.1885 г. Холст, масло. Национальный художественный музей Республики Беларусь
«Дубовая роща в Сестрорецке»1889 г.Холст, масло.Ульяновский художественный музей

Умер Николай Алексеевич Отрыганьев (так на памятнике) 2 июня 1892 года в Петербурге и похоронен на Тихвинском кладбище Александро-Невской Лавры.

А в Ляличах началось их разграбление.Линевич вывез и продал почти все, что только имело какую-либо художественную или антикварную ценность: парижскому банкиру Ротшильду было продано бюро Марии-Антуанетты с бронзовыми украшениями Гутьера и с медальонами севрского фарфора, выполненными Буше. Теперь это бюро находится в собрании Луврского музея во Франции. Кровать Марии-Антуанетты была продана им Кенсингтонскому музею в Англию; гобелены — в парижский дворец Трокадеро; часть ляличских сокровищ попала в дворцы Павловска и Царского Села, остальная разошлась по музеям Европы и Америки. Книги общим числом 3750 томов купил стародубский книготорговец В. Е. Неронов.

Недавно в частной коллекции было обнаружено еще одно полотно Атрыганьева.

Николай Алексеевич Атрыганьев (1823-1892).«На утренней зорьке. Рыбаки у костра», 1887.Холст, масло. 44,4*66,7 см. Слева внизу подпись: «Н.Атрыганьевъ 1887».
После экспертизы ВХНРЦ им. Академика И.Э.Грабаря полотно было оценено в 900 000–1 050 000 рублей.

Несмотря на прижизненную популярность живописи художника, его творчество в настоящее время мало изучено, а местонахождение подавляющего полотен мастера неизвестно. В этой связи появление на рынке завершенного произведения Атрыганьева, по времени создания относящегося к наиболее плодотворному периоду творчества автора, представляется весьма интересным и значимым.

Библиография:

  1. Вебер В. Ф. Родословная дворянского рода Лишиных // http://mglin-krai.narod.ru
  2. Воспоминания о Ляличах. Предисл. Е. С. - ИВ, 1910, т. 120, № 4, с. 129-141. ( 50-60-е гг. Воспоминания неизвестного лица о жизни в имении помещика Н. А. Атрыганьева (Черниговская губерния).
  3. Горностаев Ф.Ф. Дворцы и церкви Юга. – М.: Образование, 1914 г., с. 59
  4. Петров Б. М. Поэт пушкинской поры. // Бороздна И. П. "Писано в селе Медвёдово...". Клинцы, 2004
  5. Рассказы о старине / Записал А.И. Ханенко // Русский архив, 1868. – Изд.2-е. – М., 1869. –Стр. 1069-1080.
Категория: Работы коллег | Добавил: unechamuzey (03.05.2017) | Автор:
Просмотров: 55 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: