» » »

Вторая половина 17 века (часть 1)

В этом разделе начинается повествование о времени, оказавшем громадное влияние на жизнь нашего региона, его традиции, культуру, менталитет… Речь идет о периоде пребывания Стародубщины в составе украинской автономии - Гетманщины. Этот период охватывает почти полуторавековой этап нашей истории - с середины 17 века до последней четверти 18 века.

Приступая к данной главе, следует сразу сказать, что одним из самых ценных источников информации о нашем крае в период Гетманщины, являются труды замечательного украинского историка Александра Матвеевича Лазаревского (1834-1902), в частности его книга «Описание старой Малороссии». Живший в позапрошлом веке, уроженец Черниговщины А.М. Лазаревский изучил и переработал массу ценных архивных материалов по истории Малороссии. Многие из его трудов содержат уникальные сведения по истории Стародубщины. Но самым главным и единственным в своем роде трудом Лазаревского является уже упомянутая книга «Описание старой Малороссии», целый том которой посвящен истории Стародубского полка, т.е. истории нашей малой родины.

Начавшееся в 1648 году всеукраинское восстание под руководством Богдана Хмельницкого быстро докатилось до Стародубщины, где было активно поддержано местными жителями. Впрочем, справедливости ради, отметим, что не всеми. Многие из числа местной непольской землевладельческой элиты, напротив, поддерживали поляков и даже участвовали в подавлении восставших. Такое поведение местной знати объясняется прежде всего тем, что в период польского господства она не испытывала на себе какого-либо гнета, а наоборот, экономически чувствовала себя вполне комфортно и поэтому не была заинтересована в резких переменах и социальных взрывах. Кстати, примерно такую же позицию занимали и многие из входивших в реестровую старшину казаков, в которых правительство Речи Посполитой пыталось найти союзника в борьбе против освободительного движения и ради этого даже наделяло казачью верхушку шляхетскими правами. Однако, справедливости ради нужно сказать, что в период Хмельнитчины реестровое казачество неоднократно переходило на сторону повстанцев. Более того, далеко не все представители проживавшей здесь шляхты поддерживали правительство Речи Посполитой. Многие показачились и поддержали восстание Хмельницкого.

Весной-летом 1648 года казацкое войско под командованием Петра Головацкого (?-1651), при содействии местного крестьянства выбило поляков из Стародуба и Почепа. Петр Головацкий в 1648-1649 годах был Переяславским наказным полковником, известен как один из близких сподвижников Богдана Хмельницкого и наиболее активных участников Хмельнитчины. Одной из главных заслуг Головацкого были активные повстанческие действия, которые он со своими казаками в 1648 году вел на землях, входивших в то время в Великое княжество Литовское (Стародубщина, Гомель, Речица). Петр Головацкий погиб в Берестецкой битве в 1651 году.

Хотя мы и упомянули, что из Стародуба и Почепа поляков выбили казаки Головацкого, тем не менее, пришедшее сюда казацкое войско было не очень многочисленным, а потому, основной вклад в дело изгнания поляков с Северщины и Стародубщины внесло именно местное население. Точных сведений о непосредственном предводителе местных отрядов, освобождавших Стародубщину, не имеется. А.М. Лазаревский же и вовсе полагал, что Хмельницкий не посылал в 1648 году никакого войска в Северщину, а оно образовалось тут само собой – стихийно. Но так или иначе, жители Стародубщины внесли весомую лепту в украинское освободительное движение.

В середине июня 1648 года по приказу Хмельницкого казацкое войско покинуло Стародубщину и поспешило к Новгороду-Северскому, что позволило полякам на некоторое время вернуться в свои владения.

В 1649 году между королем Речи Посполитой Яном Казимиром и Богданом Хмельницким был подписан Зборовский договор, согласно которому польское влияние в Украине было существенно урезано. Договор учреждал в составе Речи Посполитой украинскую автономию на территории Киевского, Черниговского и Брацлавского воеводств, где запрещались деятельность иезуитов и размещение польских войск. Главой автономии признавался гетман украинских казаков, реестр которых определялся в 40 тысяч человек. На административные должности должны были назначаться только православные шляхтичи. Однако, договор этот носил компромиссный характер и позволял польским панам вернуться в свои владения, при этом все местное крестьянство по условиям Зборовского соглашения, по-прежнему оставалось под властью польских панов. Впрочем, как уже упоминалось, на землях, включенных в казацкую украинскую автономию, польские землевладельцы вынуждены были вести себя осмотрительно и с оглядкой на казацкие власти.

В отдельных же областях, таких как Волынь, Подолия и Галиция, которые, согласно договору, не были включены в автономию, помещики начали проводить жестокую политику в отношении непокорных крестьян, подвергая их суровым наказаниям.

После Зборовского договора мы вновь обнаруживаем казаков Хмельницкого в Стародубе. Об этом свидетельствует переписка Яна Казимира с гетманом от 12 ноября 1649 года. В письме польский король просит Хмельницкого вывести казаков из некоторых городов:

«…А так как имеем сведения, что казаки еще до сих пор находятся в некоторых местах Княжества Литовского, как Любече, Лоеве и Стародубе, то требуем, в. тв., чтобы ты им из этих мест и из других, если бы там еще где были, обязательно приказал уйти…».

1650 год был отмечен на Стародубщине новыми антипольскими восстаниями. Так, русский посол в Польше Г. Пушкин сообщал, что в 1650 году по возвращению польских панов «около Чернигова, Стародуба и Почепа все мещане взбунтовалися... многих панов своих побили».

Весьма любопытный исторический документ, относящийся ко времени возвращения поляков после Зборовского договора, дошел до наших дней. Его автор - один из крупнейших землевладельцев Стародубщины - польский шляхтич Николай Абрамович, который 22 июня 1650 года обратился к еще недавно бунтовавшим против него крестьянам с воззванием к покаянию и смирению:

«Вам, мещанам мглинским и дроковским, атаманам и всем мужам обоих волостей этих городов, с пожеланием вам при добром здравии, благословения господня и мирного жителя, сим объявляя: вручены мне литы вами, как от городов, так и от обоих волостей, из коих усматриваю, что вы, опомнясь от прежних своих преступлений и возмущений, вновь обращаетесь к надлежащему подданству мне, господину своему, и оными через своих посленных предаетесь. В чем поступаете истинно в угоду Богу, ибо он в предвечном своем божественном установлении возложил на вас такое состояние, что быть вам подданными, а не панами. И от начала мира предки ваши в сим состоянии умирали и таковому божьему определению, как люди богобоязненные, не воспротивляясь и на господ своих руки никогда не поднимали, за что без всякого сомнения, наслаждаются на небесах лицезрением Творца своего. Вы же впав в такой грех и воспротивясь Господу своему так, что не оставались в своем подданном состоянии, умаляете прежде всего Бога Творца своего, коему столь яростно сопротивлялись, а ежели будете о том душевно скорбеть и твердо вознамеритесь более в такой грех не впадать, милосердный бог сие вам простит. Что же касается имени и оскорбления вами господского моего достоинства, то напамятую и о том, что и сам непрестанно почти во всяк час Бога моего оскорбляю, а ожидаю однако великого его милосердия отпущения моих грехов, памятуя о ежедневной молитве, в коей говорим все мы: остави нам долги наши яко же и мы оставляем должникам нашим, а отсюда следует, что если бы кто не пожелал простить оскорбителю своему, то не восхочет оставить и Бог вины его перед собою. Посему, как христианин, прощаю вам все то, в чем провинились вы в нынешние смутные времена против всей отчизны и против меня господина своего. И прощаю вам так: все прегрешения ваши ввергаю в реку Ипуть и пускаю за водою в море, и как невозможно обратить вспять сию текущую реку, так и я вспоминать ваших преступлений и карать кого-либо за них, не желаю и до самой смерти желать не буду, и хочу жить с вами, как отец с сынами своими, лишь бы и вы жили также со мной как должно добродетельным сыновьям с отцом, оказывая мне надлежащее подданство и повиновение. Приношение ваше, хотя я и ожидал, что поклонитесь чем-нибудь лучшим, принимая ввиду нынешнего голодного времени, надеясь, что когда даст вам Бог поправиться после нынешних замешательств в имуществе вашем, тогда не откажитесь мне за это вознаградить. Что касается облегчения в податях, то я распорядился не взыскивать того, что следует мне лично, то есть чиншей, дякол, медов до самой осени, хотя и сам я нуждаюсь, потерпевая так много разорений в моих местностях. Воинской же стации оставить вам не могу, ибо это надлежит не мне, а на продовольствие солдатам, посему как невозможно солдатам жить без хлеба, так и невозможно мне отпустить вам их стацию, однако и в этом велел я сделать вам облегчение, весь повет давал, согласно гетманскому постановлению по одиннадцать злотых с дыма: с вас же велел я взять только по пяти злотых, которые выдайте сейчас же непременно, ради самих себя, ибо лучше если это заберет подстароста, чем если бы по приходе войск стали выбирать сами жолнеры, что было бы он для всех более убыточно. Что касается меня, прошу лишь о том, чтобы вы для меня засеяли на зиму жито, согласно указанию моему, данному подстаросте, который вам расскажет все в подробности. Ничего тягостного от вас не требую и уверен, что вы к сему преклонитесь и все это сделаете: а я буду в том иметь доказательства, что вы искренне и самым делом, а не словами, возвращаетесь к подданству и преданности мне, господину своему. С тем же передаю вас Господу Богу, в его святое подчинение, а он сам же приведёт вас к истинному покаянию и да внушит сердцам вашим желание, чтобы вы жили в таком состоянии, в котором искони хотел вас иметь Бог и чтобы вы воздавали божие богу, а панское пану.

Любопытно, что местные польские феодалы в борьбе против восставшего украинского крестьянства пытались заручиться поддержкой соседних русских воевод. Весьма показательным в этом плане выглядит письмо Стародубского подстаросты Р. Уезского Трубчевскому воеводе Нащокину с просьбой не принимать на русскую территорию людей и крестьян, участвовавших в восстании против шляхты:

«Наяснейшаго и великого государя Владислава четвертого, божиею милостию короля польского, великого князя литовского и иных многих государств, его королевского величества от Рафала Уеского подстаростья судового градцкого стародубского. Божиею милостию великого государя, царя и великого князя Алексея Михайловича, все Русии самодержца и иных многих государств государя и обладателя, его царского величества стольнику и воеводе трубческому Микифору Микитичю Нащокину. Посылаю к тебе с сею отпискою моею, даючи знать о том, что холопи наши, кабальные все подданные маетностей наших, взбунтовавшися противу нас, панов своих, собравшиеся в одно место, немало шкот починили, панов своих поубивали, и всее казну и маетности немалые позабирали, а ныне, разбегшися розно за рубеж, в землю его царского величества трубческую порознь со всеми теми животами утекают и там в земли его царского величества хоронятца. И тебе б, по мирному посольскому договору и вечному докончанью, таковых изменников и убойцов не велеть в землю его царского величества принимать, и за рубеж не велеть пущать, как бы они здесь у нас и за ту бы вину они показнены были. А я в таком же деле людей с стороны его царского величества, чево вам не желаю, принимать не буду в землю его королевского величества. А посем прошу, чтоб есте посланца моего, не задержав, ко мне с отпискою назад в Стародуб отпустил. Писан в Стародубе 1648-го июля в 21 день римским числом».

Впрочем, северские крестьяне ходили в Московию не только за спасением от польских панов. В сентябре 1649 года Брянский воевода Мещерский писал в Разрядный приказ о состоянии дел в приграничье, где, помимо прочего, сетовал на разбой и воровство, которые чинят жители соседнего Стародубья:

«…А те ныне городы и уезды в подданье у нево, пана гетмана Хмельницкого. И тех городов и уездов крестьяне многие люди приходят воровски в твою царского величества сторону во Брянской уезд в села и в деревни воровать лошеди и животину, и хлеб крадут и всякою рухлядь, и тем великие ссоры чинят. И я, холоп твой, по мирному и посольскому договору и вечному докончанью, многожды в Почеп о том писал к почепским урядником, к ево полковником и сотником, чтоб они тех воров сыскивали и, сыскав, им наказанье чинили, и краденые лошеди и всякую рухлядь отдавали твоего царского величества людем. И те урядцы ни в чем твоего царского величества людей сыску и оборони не чинят и росправы не дают. И он бы, гетман Запорожского Войска пан Богдан Хмельницкой, для твоево царского величества, по мирному и по посольскому договору и вечному докончанью, отписал от себя в Почеп к начальным людем, чтоб они, по ево гетманскому росказанью, воров сыскивали и твоего царского величества людем обид чинить не велели. И сыск и росправу давали и вором наказанье чинили, и жили бы в соседстве безсорно, чтоб промеж обоих ваших великих государств ссоры и неправды не было. И моих бы посланцов назад во Брянеск ко мне отпустил безо всякие зацепки и не издержав, и с ними отписал...».

Положения Зборовского договора, казалось, должны были закрепить позиции поляков в регионе. Однако, отказ польской стороны выполнять условия договора (его не утвердил сейм) вызвал дальнейшее обострение ситуации и возобновление военных действий в 1651 году. Основные события весны-лета 1651 года происходили на территории современной Западной Украины и закончились знаменитой Берестецкой битвой между украинско-крымским и польским войсками, в ходе которой украинцы из-за предательства крымских татар потерпели обидное поражение. Битва началась 18 июня 1651 года у села Берестечко на Волыни. Казачьим украинским войском командовал Богдан Хмельницкий, а татарами - крымский хан Ислам-Гирей III (1604-1654). 20 июня 1651 года, в самый решающий день битвы Ислам Гирей предал своих союзников и бежал с поля битвы, захватив в плен самого Хмельницкого. Оставшихся без руководства украинцев возглавил полковник Иван Богун (?-1664), который сумел вывести из окружения значительную часть казаков.

Поражение под Берестечком вынудило украинцев заключить невыгодный Белоцерковский договор, который был подписан гетманом Богданом Хмельницким и комиссарами польского правительства 28 сентября 1651 года под Белой Церковью. По этому договору количество реестровых казаков было ограничено до 20 тысяч, казацкое самоуправление сохранялось лишь в Киевском воеводстве, а на остальных землях гетман не имел никакого влияния. По условиям договора он должен был подчиняться польскому коронному гетману и не имел права внешних сношений. Также Хмельницкий обязался разорвать союз с крымским ханом. Шляхте Киевского, Брацлавского и Черниговского воеводств предоставлялось право вернуться в свои владения, а все крепостные крестьяне, ставшие казаками, обязаны были вернуться под власть феодалов. Впрочем, этот договор не устраивал не только казаков. Польскую элиту он также не удовлетворял, т.к. сейм счел любые уступки повстанцам недопустимыми, а посему отказался утвердить Белоцерковское соглашение.

В это же время, на более близком к нам «белорусском фронте» казаки провели смелый рейд на Смоленщину: пройдя с согласия Москвы через брянские земли, они захватили Рославль, вызвав серьезную панику среди тамошней шляхты. Отметим, что рославльский рейд осуществило стоявшее на Стародубщине четырехтысячное казацкое войско, при поддержке нескольких тысяч татар. Так, 15 июня 1651 года казаки и татары перешли границу с Россией и двинулись через Брянск на Рославль, который взяли на следующий день – 16 июня 1651 года. Однако, несмотря на этот успех, вглубь польской территории казаки углубляться не стали. В связи с этим отметим, что белорусские города на тот момент были не слишком хорошо подготовлены поляками к обороне, и если бы Хмельницкий энергично поддержал этот рейд, операция могла бы принести большие стратегические выгоды. Однако, Богдана интересовали в первую очередь события, происходившие на территории Украины.

После Берестецкой битвы поляки добились возвращения войск и шляхты в имения Черниговского воеводства, в том числе и в земли Стародубщины, восстановив, таким образом, практически весь объем властных полномочий, имевшихся у них до 1648 года. На стародубских землях было размещено литовское войско, под защитой которого шляхта вновь вступала в свои владения. Согласно Летописи Самовидца, это событие было отмечено массовым исходом местных жителей, часть из которых подалась на юг - к Полтаве, а часть - на север, в сторону Москвы. Но, с другой стороны, в этом же году, после сокращения количества реестровых казаков, был отмечен приток в Стародубщину переселенцев из прочих украинских регионов. В основном это были казаки, не попавшие в новый реестр. Отметим, что в дальнейшем, в период Руины большой приток населения в Стародубщину с обоих берегов Днепра продолжился. Большая часть этих мигрантов пустила на Стародубщине корни, а посему, очень многие жители нашего региона ведут свою родословную от переселенцев, прибывших сюда с Левобережной и Правобережной Украины во второй половине 17 века.

Помимо притока казаков с других украинских территорий, в период Хмельнитчины стали массово «вписываться в казаки» и местные жители. То есть, происходило так называемое «показачивание» - переход мещан и крестьян в служилое сословие. Так, в 1654 году, когда московские люди приехали на Стародубщину приводить к присяге местное население, то они не обнаружили в Стародубе и других городах ни одного мещанина - все население назвалось казацким. Причем, выяснилось, что в казаки вписались даже городские райцы и бурмистры. Многие сотники специально вписывали крестьян в казаки для увеличения своей власти. В связи с этим следует отметить, что, помимо всех других причин, именно резкое увеличение казацкого населения в Стародубе в дальнейшем способствовало тому, что город стал административным центром крупного малороссийского полка.

Следующий, 1652 год принес Хмельницкому громкую победу в Батожской битве под Винницей, где в мае казаками Богдана было разгромлено двадцатитысячное польское войско коронного гетмана М. Калиновского. Успехи Хмельницкого сподвигли на активные антипольские выступления и стародубских жителей - из Стародуба, Мглина и Почепа польские войска были изгнаны в том же году.

Результатом событий 1652 года стало аннулирование положений кабального Белоцерковского договора.

После того, как в начале 50-х годов 17 века польско-литовскую шляхту окончательно изгнали из Стародубщины, часть ее получила право компенсации утраченных земель территориями из королевских владений. В частности, по решению польских властей, в 1670 году для бывшей стародубской шляхты выделили земли в Гродненском, Ковенском (Ковно – бывшее название Каунаса) и Вилькомирском поветах (Вилькомир – совр. Укмерге в Литве).

В исторических публикациях о событиях времен Хмельнитчины часто встречаются сведения о том, что освободительная война в Украине сопровождалась жестокими антисемитскими выступлениями. Например, «Еврейские хроники 17 столетия» сообщают о том, что по всей Украине евреи подвергались небывалым гонениям и репрессиям. К примеру, некий Мейер из города Щебржешина писал о событиях 1648 года следующее:

«…Разбойники, оставшиеся в Литве, продолжали грабить до последнего гроша и убивать евреев. А оттуда вершители злодейских дел отправились в Стародуб, где они действовали безудержно, словно звери, и перебили множество евреев. Также и в Чернигове и в св. общине Брагин были подвергнуты всевозможным пыткам и убиты очень многие, и погибло тогда вообще в той стране несчетное число евреев…».

Некий Саббатай Гакоген из еврейской общины Вильно утверждал, что в Стародубе в ходе этих событий было убито около 1200 евреев.

Известно также донесение генерального есаула Родака, который в июне 1648 года сообщал Богдану Хмельницкому о том, что «очистил от поляков и жидов Чернигов с окружностью и всю Стародубщину с городом Стародубом…».

Эти сведения о расправах над евреями следует признать лишь поверхностными. В действительности же, во время событий Хмельнитчины еврейское население Украины было подвергнуто настоящему геноциду со стороны казаков и местного неказачьего населения. Впрочем, евреи еще вернутся в здешние места и со временем составят значительную часть населения Стародубского края. Но об этом мы еще будем говорить в следующих разделах.

Несмотря на успехи повстанцев в 1652 году, поляки, тем не менее, имели явный перевес над казацким войском, поэтому справиться с Речью Посполитой своими силами Хмельницкий был не в состоянии. Трезво оценив ситуацию, гетман занялся поисками нового союзника. Впрочем, в этих поисках у него не было никакого иного выбора, кроме как обратиться за помощью к православной Москве. Этот момент стал поворотным пунктом в истории Украины, которая следующие три с половиной столетия будет неразрывно связана с Россией.

Украинская освободительная война середины 17 века завершилась соединением Украины и России под властью московского царя. Это произошло в январе 1654 года в городе Переяславе (ныне - Переяслав-Хмельницкий в Киевской области), где собрание представителей украинского народа, созванное гетманом Хмельницким, приняло решение о соединении Левобережной Украины с Россией. В этом историческом событии принимали участие также и представители Стародубщины, которые ездили в Переяслав в составе делегации Нежинского полка.

По поводу переяславских событий в исторических источниках чаще говорится не о соединении, а о воссоединении Украины и России. Однако, употребление термина «воссоединение» представляется не вполне корректным с исторической точки зрения, поскольку после распада Киевской Руси, большая часть территорий, занимаемых Левобережной Украиной, к Российскому (Московскому) государству никакого отношения не имела и в составе единой с Москвой державы никогда не находилась.

По Переяславскому договору вся Левобережная Украина с центром в Киеве присоединялась к Московской Руси на правах автономии.

Анализируя причины принятия Украиной московского протектората, следует признать, что главенствующим здесь был текущий военно-политический мотив, а именно – желание получить гарантии от попыток Речи Посполитой вернуть контроль над украинскими землями.

Первым гетманом Левобережной Украины в составе России стал Богдан Михайлович Хмельницкий (?-1657). Родился будущий гетман около 1595 года, вероятно, в Чигирине. Получил образование в Киеве, затем обучался в коллегиях иезуитов в Ярославле-Галицком и Львове, но при этом сохранил православную веру. В 1620-1621 годах Хмельницкий участвовал в польско-турецкой войне, во время которой под Цецорой попал в плен к туркам, где провел два года. Выкупленный из неволи запорожцами, Богдан возвратился на родину и был записан в состав реестровых казаков, занимал должность войскового писаря. Участвовал в народном восстании 1637-1638 годов. С 1638 года Хмельницкий служил сотником Чигиринского полка. Получив известность при дворе польского короля, в 1645 году Хмельницкий был делегирован во Францию для переговоров об участии запорожских казаков в военных действиях против испанских Габсбургов. В 1646 году Богдан в составе казацкой делегации находился в Варшаве и был представлен королю Владиславу IV Вазе. В это самое время польский шляхтич Даниель Чаплинский, подстароста Чигирина, насильно захватил и присоединил к своим владениям родовое поместье Хмельницких - хутор Субботово, при этом, забил до смерти младшего сына Богдана и похитил его невесту. Считается, что именно это трагическое событие круто изменило умонастроения будущего гетмана. Его попытки добиться справедливости у короля и в суде не увенчались успехом. Поиски правды привели к конфликту с влиятельным польским магнатом А. Конецпольским, стоявшим за спиной Чаплинского, в результате чего, в 1647 году Хмельницкий был подвергнут аресту. Освободившись из тюрьмы в декабре 1647 года, Хмельницкий с горсткой единомышленников прибыл в Запорожскую Сечь. За короткий срок Хмельницкий смог добиться поддержки у казаков, и в январе 1648 года поднял всеукраинское антипольское восстание, как известно, закончившееся соединением Левобережной Украины с Московским государством.

22 февраля 1654 года в церкви Рождества Пресвятой Богородицы на верность русскому царю присягнула Стародубщина. Известно, что в Нежинский полк, а соответственно, и в Стародубщину, принимать присягу были «командированы» стольник Михаил Дмитриев и подьячий Степан Федоров. Каким именно образом происходила процедура присяги в городах и селах Стародубщины, нам доподлинно неизвестно, однако всех присягнувших царские представители записывали в специальные присяжные книги. Впрочем, маловероятно, что царские представители реально привели к присяге жителей всех населенных пунктов Стародубщины, указанных в присяжных книгах Нежинского полка, так как времени, в течение которого они находились на территории полка, объективно не могло хватить для проведения столь масштабной работы. Вероятнее всего, Михаил Дмитриев и Степан Федоров просто переписали жителей Нежинского полка из уже существующих реестров в присяжные книги.

И в дополнение темы Хмельнитчины небольшое «лирическое», но весьма любопытное отступление. Всем нам хорошо известно знаменитое произведение Н.В. Гоголя «Тарас Бульба» и его трагический сюжет. Так вот, по мнению ряда исследователей, основные персонажи этого произведения имели вполне реальных прототипов из числа жителей Стародубщины времен восстания Хмельницкого. Так, стародубский краевед В.М. Пусь пришел к выводу, что прообразом Тараса Бульбы мог быть стародубский казак Охрим Макуха, живший во времена Хмельнитчины. Благодаря качествам своего энергичного характера, Макуха стал куренным атаманом Запорожского войска и под командованием Хмельницкого сражался с поляками. Вместе с Макухой воевали и его сыновья - Назар, Омелько и Хома, первый из которых был влюблен в полячку и из-за этой любви принял решение перейти на сторону врага. Охрим, придя в ярость от поступка Назара, велел двум остальным сыновьям выкрасть того из польской крепости. Это сумел сделать Омелько, а его брат Хома погиб в стычке с врагом. Доставленного Назара Охрим Макуха расстрелял самолично как предателя. Гоголю эта история могла стать известной от Григория Ильича Миклухо - дяди знаменитого путешественника Н.Н. Миклухо-Маклая. Г.И. Миклухо учился вместе с Гоголем в Нежинской гимназии высших наук и был хорошо знаком с будущим писателем. По семейному преданию Миклух, уроженец Стародубщины Охрим Макуха был их дальним предком. Впрочем, все вышеизложенное является не более чем предположением.

Восстание Хмельницкого положило конец «польскому периоду» в истории нашего края и перевернуло первые страницы нашей «украинской истории».

Подводя итог пребыванию Стародубщины в составе Речи Посполитой, следует отметить, что, несмотря на попытки привнесения чуждой католической культуры, религиозный, и культурный уклад жизни нашего региона практически не изменился. Не пострадала и этническая основа местного населения - существенных изменений в его национальном составе не произошло, поскольку массового переселения инородцев в здешние земли не случилось. С точки зрения экономического развития польский период тоже можно назвать позитивным. Так, значительное число сел и деревень Стародубщины было основано именно при власти поляков.

Освобожденная от польского влияния Левобережная Украина или, как ее еще называют, Гетманщина, в составе России получила широкую автономию со своей судебной властью, финансами, войском и административно-территориальным устройством, фактически сложившимся еще при польском господстве. В Гетманщине было введено своеобразное административно-территориальное управление, основой которого стали полки. Ныне под словом полк традиционно понимается воинское подразделение. Однако, полки Малороссии представляли собой не только войсковые организации. Под полками в Левобережной Украине понимались полноценные административно-территориальные образования со всеми атрибутами гражданской власти. Иначе говоря, малороссийский полк представлял собой обособленное территориальное образование. Если провести грубую аналогию - примерно, как края и области в наши дни. Названия полков были производны от главного полкового города. В военно-административном плане все малороссийские полки были частью единого Малороссийского казачьего войска, во главе которого стоял гетман.

Власть в полках была организована следующим образом. Во главе полка состоял полковник, обладавший широкими, порой практически неограниченными полномочиями на вверенной ему территории. В руках полковника была сосредоточена вся военная, административная, судебная и финансовая власть. Полковые начальники подчинялись непосредственно гетману Левобережной Украины, который, признавая протекторат русского царя, обладал высшей гражданской, военной и судебной властью в Малороссии.

Само название «гетман» существовало в Украине еще со второй половины 16 века - так называли главу реестрового казачества. Это же звание принимали и вожди казацких восстаний в Украине, включая Богдана Хмельницкого. Обращение подданных к гетману, принятое в Малороссии того времени, звучало так: «ясновельможный пан гетман». К членам генеральной старшины обращались «вельможный пан».

Украинский гетман избирался генеральной войсковой радой. При гетмане существовало правительство – так называемая генеральная старшина, состоявшая из пяти ключевых должностей – обозного, судьи, писаря, есаула и бунчужного. При каждом из них был соответствующий аппарат. Гетманской казной заведовал генеральный подскарбий.

Рассмотрим подробнее каждую из этих должностей.

Генеральный обозный был главным начальником артиллерии и обозов всех войск казацких. В ведавшей всеми войсковыми делами Генеральной Войсковой Канцелярии он был в старшинстве, получал на свое содержание тысячу польских злотых и мельницу, а впоследствии генеральному обозному вместо денежного содержания были определены деревни в четыреста дворов.

Генеральных судей было двое: старший председательствовал в Генеральном Суде - высшей судебной инстанции Гетманщины, а младший был членом этого суда. Генеральные судьи вместо содержания владели ранговыми деревнями в триста дворов каждый. Генеральный суд Малороссии разбирал наиболее важные дела, а также являлся высшей апелляционной инстанцией для полковых судов.

Генеральный войсковой писарь управлял всем делопроизводством Генеральной Войсковой Канцелярии, приводил в исполнение гетманские решения по военным и гражданским делам. При Хмельницком генеральному писарю было определено жалование в тысячу польских злотых. При последующих гетманах писарь владел ранговыми деревнями.

Генеральный войсковой есаул в мирное и военное время управлял всем казацким войском. Он осматривал полки, выявлял недостатки по военной службе, присутствовал в Генеральной Войсковой Канцелярии. Первоначально эту должность исполнял один чиновник, но впоследствии их стало двое, каждый из которых заведовал своей особой частью, поручаемой гетманом. В мирное время на есаула возлагались и отдельные гражданские дела. Есаулы получали на содержание по четыреста злотых и по мельнице. Затем каждый из них имел ранговые деревни, состоявшие из двухсот дворов.

Генеральный войсковой хорунжий был хранителем большого войскового знамени, получаемого каждым гетманом при избрании. Это знамя всегда находилось при гетмане. Вместо денежного жалования генеральный хорунжий владел ранговыми деревнями, в которых насчитывалось до двухсот дворов.

Генеральный войсковой бунчужный - хранитель гетманского бунчука. В мирное время присутствовал по гетманскому повелению в Войсковой Канцелярии. В военное время все бунчуковые товарищи состояли при гетмане.

Уряд генерального подскарбия изначально в Малороссии не существовал и был введен лишь в 1729 году. Генеральный подскарбий был малороссийским аналогом казначея, являлся Председателем Генеральной Скарбовой Канцелярии и заведовал всеми доходами и расходами. Надзирал за Генеральной Счетной Комиссией. Генеральному подскарбию определялось содержание в триста дворов.

Названные выше представители казацкой старшины составляли наиболее привилегированную категорию должностных лиц, осуществлявших военное и административное управление в Левобережной Украине, вплоть до ликвидации гетманства.

Гетманские правительства (резиденции) в разные годы существования Гетманщины располагались в городах Гадяче (с 1663 по 1668), Батурине (с 1669 по 1708 и с 1750 по 1764 годы) и Глухове (с 1708 по 1750). Все эти города существуют до настоящего времени, однако, об их былом «столичном» статусе уже мало что напоминает. Современный Гадяч нынче находится на севере Полтавской области, его население составляет около 25 тысяч человек. Глухов – районный центр Сумской области с населением 35 тысяч жителей. Современный Батурин – это и вовсе маленький поселок городского типа в восточной части Черниговской области.

Говоря о правовой системе Малороссии того времени, следует сказать, что основным юридическим документом Украины тогда был и еще очень долго, вплоть до середины 19 века, оставался Третий Литовский статут 1588 года (свод законов ВКЛ). В некоторых городах, включая Стародуб, еще действовало магдебургское право. На сотенном и даже полковом уровне, как полагают некоторые исследователи, зачастую применялись нормы обычного права, т.е. совокупность обычаев, сложившихся в данном обществе и со временем приобретших силу неписаного закона. Что касается политической составляющей государственного строя Левобережной Украины, то, в частности, Костомаров считал, что идеалом политического устройства общества для старшины был польско-шляхетский порядок, что, в принципе, неудивительно, учитывая длительность периода польского влияния. Отсюда же, возможно, растут и корни политического непостоянства украинской элиты и антимосковского сепаратизма второй половины 17 века, которому в той или иной степени были подвержены все украинские гетманы, правившие в период от Хмельницкого до Мазепы включительно.

Должность полковника была очень престижной. Помимо наличия огромной власти на местах, полковники играли важную роль и в политической жизни всей Левобережной Украины. Гетманы регулярно привлекали полковников для решения самых значимых вопросов. Зачастую полковничья должность становилась для ее обладателя трамплином наверх. Так, среди малороссийских полковников, ставших затем гетманами, значатся Павел Полуботок (Черниговский), Даниил Апостол (Миргородский), Иван Скоропадский (Стародубский). Многие из полковников переходили на службу в гетманское правительство, попадая, таким образом, в число генеральной старшины. Однако, немало было примеров и обратного движения. Например, Иван Скоропадский прибыл полковничать в Стародуб с должности генерального есаула. Причиной этому, помимо всего прочего, были большие возможности для личного обогащения полковников, каких, зачастую, не имели даже члены генеральной старшины.

Формально должность полковника считалась выборной, однако, на практике, в большинстве случаев полковых начальников назначал гетман по своему усмотрению.

Изначально в Малороссии было образовано 9 полков: Черниговский, Нежинский, Прилуцкий, Киевский, Гадячский, Переяславский, Лубенский, Миргородский, Полтавский. С 1663 года их количество выросло до 10, когда из Нежинского полка выделился Стародубский. Территория, занимаемая Гетманщиной, составляла 1/6 от площади современной Украины. Крупнейшими городами Гетманщины были Батурин, Глухов, Киев, Полтава, Нежин, Стародуб, Чернигов, Чигирин.

Малороссийские полки делились на сотни, включавшие в себя земли вокруг какого-нибудь крупного города или села (полковые сотни примерно соответствовали образованным впоследствии на их месте уездам и районам). Внутри сотни существовали куреня, объединявшие несколько близлежащих населенных пунктов. По своей сути, административно-территориальное деление Малороссии воспроизводило ранее существовавшую у украинских реестровых казаков сотенно-полковую организацию, введенную в период польского господства.

Таким образом, существующее государственное устройство до определенной степени обеспечивало Левобережной Украине политическую самостоятельность, по меньшей мере, во внутренних делах, на протяжении всей второй половины 17 века. Хотя, назвать Гетманщину государством, конечно, нельзя, т.к. суверенной властью малороссийские гетманы не обладали. Самым независимым и самостоятельным украинским гетманом из всех был Богдан Хмельницкий. После него гетманские полномочия стали ослабевать и с каждым новым правителем постепенно ограничивались в пользу Москвы. Так, еще во второй половине 17 века в Малороссии была введена практика размещения в полках московских гарнизонов во главе с воеводами, а в 1662 году был образован Малороссийский приказ, через который реализовалась политика Москвы в отношении Украины. Обозначенная тенденция завершилась в конце 18 века полной ликвидацией украинской автономии, о чем мы еще поговорим.

Любопытную версию о причинах невозможности организации в Украине в 17 веке независимого государства высказал Н.И. Ульянов в статье «Происхождение украинского сепаратизма». Автор озвучил мысль о том, что главным препятствием к этому были дикие традиции и менталитет казачества, которое пришло к власти в Украине. Анализируя вопрос возможности создания украинского государства, Ульянов писал: «Могли ли его создать люди, воспитанные в антигосударственных традициях? Захватившие Малороссию «казаченки» превратили ее как бы в огромное Запорожье, подчинив весь край своей дикой системе управления. Отсюда частые перевороты, свержения гетманов, интриги, подкопы, борьба друг с другом многочисленных группировок, измены, предательства и невероятный политический хаос, царивший всю вторую половину ХVII века. Не создав своего государства, казаки явились самым неуживчивым элементом и в тех государствах, с которыми связывала их историческая судьба».

С изгнанием поляков в своих прежних пределах была восстановлена Черниговская епархия. 20 ноября 1658 года Киевский митрополит Дионисий Балабан (?-1663) написал грамоту, гласившую о том, что «семь протопопий, издавна принадлежавших митрополичьей кафедре, Черниговская, Менская, Новгородская, Борзенская, Глуховская, Конотопская и Стародубская от сего числа подчинялись отцу епископу Черниговскому как своему пастырю». Постепенно Черниговская епархия стала возвращать себе все отобранные у них католиками церкви.

Начиная со второй половины 17 века все население Малороссии было официально разделено на два основных сословия - казаков и посполитых.

Первые были более привилегированной и состоятельной социальной группой, числились на государственной военной службе, освобождаясь от всех прочих повинностей.

Посполитыми именовалось лично свободное сельское и мещанское население Левобережной Украины, имевшее ряд трудовых и денежных повинностей, таких например, как, обязанность трудом и деньгами пополнять воинскую казну (так называемая консистенская повинность). Первоначально название «посполитые» употреблялось для обозначения всего неказацкого населения, независимо от того, были это крестьяне или мещане, но вскоре посполитыми стали называться преимущественно крестьяне. Отметим, что, собственно название «крестьянин» в малороссийских актах, издававшихся по первую половину 18 века включительно, встречается крайне редко, т.к. общеупотребительным был именно термин «посполитые».

Статус малороссийских крестьян вплоть до конца 18 века отличался от статуса их собратьев, живших в пределах Великороссии, которые считались крепостными и лично зависимыми. На определенном этапе это привело к тому, что крестьяне с российских земель стали бежать на украинские территории. Так, в 1656 году в Стародубщину сбежали крестьяне из брянских селений. Их владелец, боярин Лопухин писал Хмельницкому о выдаче беглецов, но гетман отказал ему в этой просьбе.

Впрочем, различия между малороссийскими и великороссийскими крестьянами были в большей степени формальными. По сути же, посполитые в Малороссии были ничуть не меньше угнетены тяжелым бытом, нищетой и произволом со стороны вышестоящих сословий, нежели их собратья в России. Посполитые в Малороссии не имели права продавать и закладывать свои земли без позволения помещика. И хотя они могли переходить с места на место, но сделать это им позволялось, лишь предварительно оставив все имущество господину, заплатив за льготное время и получив письменный отпуск. Таким образом, мы видим, что, несмотря на формальные различия в статусе, украинские крестьяне были такими же бесправными рабами, как и сельские жители Великороссии. Впрочем, выгодным отличием для местных крестьян было то, что в Малороссии вплоть до конца 18 века не производились рекрутские наборы в императорскую армию.

Еще одним позитивным моментом в жизни малороссийского поспольства была возможность перейти в более привилегированное сословие. В Малороссии во второй половине 17 века это было вполне обычным явлением. В Великороссии, к примеру, крестьянин не мог стать дворянином ни при каких обстоятельствах. В Украине же посполитый, достигший определенной степени материального благополучия, вполне мог рассчитывать на изменение своего социального статуса, т.е. имел возможность «вписаться в козаки». И напротив, многие из казаков, утративших в силу разных причин свой служилый статус, автоматически переходили в разряд посполитых крестьян, либо же горожан (мещан). Однако, такое положение вещей просуществовало недолго, т.к. уже к концу 17 века гетманы стали запрещать крестьянам вписываться в казачье сословие. Этот запрет был введен с целью ограничения количества казаков. Уже в период гетманства Мазепы переход из посполитых в казаки стал почти невозможен.

Начиная с середины 18 века, в Малороссии наметилась необратимая тенденция к полному закрепощению посполитых, чего в первую очередь желала местная казацкая старшина. После 1783 года все различия между великорусскими крепостными и малороссийскими посполитыми крестьянами были полностью стерты.

Более-менее в выгодную сторону отличалась лишь жизнь городских мещан, подчинявшихся своему магистрату и занимавшихся торговлей. В нашем регионе такое население было значительным в Стародубе, Мглине и Погаре.

Итак, после изгнания поляков, все западные районы современной Брянщины вошли в состав гетманской Малороссии, а Стародуб, как уже исторически сложившийся центр этого региона получил статус полкового города и превратился в один из главных центров общественно-политической жизни Малороссии. Правда, изначально Стародубщину подчинили Нежинскому полку (Нежин-город на юге современной Черниговской области). В составе Нежинского полка Стародубщина находилась с 1654 по 1663 годы. Находясь формально в составе Нежинского полка, Стародуб, тем не менее, фактически был обособленной территорией, которую возглавлял наказной, т.е. временно назначаемый из Нежина, полковник. Необходимость в наказном полковнике, вероятнее всего, следует объяснять удаленностью Стародубщины от полкового центра. В первый год наказным полковником в Стародубе был Опанас (Афанасий) Еременко (Еремеенко). Помимо А. Еременко наказными полковниками Стародубщины в этот период были Тимофей Оникеенко (Аникеев), Михаил Еременко, Иван Гуляницкий, Яков Обуйноженко и Петр Рославец. Во главе всего Нежинского полка стоял Иван Никифорович Золотаренко (?-1655), приходившийся шурином (братом жены) Хмельницкому.

О Стародубских наказных полковниках периода 1654-1663 годов известно не так уж много. Про Тимофея Оникеенко, в частности, есть сведения о том, что он был двоюродным братом Ивана Золотаренко – Нежинского полковника в 1652-1655 годах. Оникеенко был смещен с должности наказного полковника в 1656 году. В качестве наиболее вероятной причины этого называют совершенное им нападение (грабеж) на царских военных людей, которые возвращались в Россию из Вильно. Для расследования этого инцидента по указанию Хмельницкого в Стародуб приезжал Киевский полковник Жданович. Чем закончилось это дело, неизвестно. В дальнейшем Оникеенко мы встречаем на службе у Выговского, который летом 1658 года по неизвестной причине велел расстрелять бывшего Стародубского полковника.

Иван Гуляницкий происходил из большого рода Гуляницких, родиной которых считается Волынь. До назначения в 1657 году в Стародуб, И. Гуляницкий был полковником в Корсуни (совр. Корсунь-Шевченковский в Черкасской обл.). Его брат, Нежинский полковник Григорий Гуляницкий, после смерти Хмельницкого весьма приблизился к гетману Выговскому и вероятно составил брату Ивану протекцию при назначении того в Стародуб. Впрочем, полковничал Иван Гуляницкий в Стародубе недолго, меньше одного года, так как в том же 1657 году его заменил Яков (Яцко) Обуйноженко. Причины столь скорого ухода Гуляницкого с полковничьего уряда неизвестны. Вполне возможно, что они были связаны с деятельностью его брата Григория, который, будучи верным сторонником отказавшегося от переяславской присяги Выговского, тем самым скомпрометировал и своего брата. Григорий Гуляницкий, как известно, в 1659 году участвовал в вооруженном конфликте московских войск и Выговского на стороне последнего и известен как один из главных действующих лиц знаменитой Конотопской битвы, в ходе которой небольшой гарнизон Конотопа во главе с Гуляницким сумел сдержать натиск стотысячной московской армии. После низложения Выговского Григорий Гуляницкий перебрался на Правобережье, где в 1675 году был казнен поляками. О судьбе же Ивана Гуляницкого, после его ухода с полковничьего уряда, ничего не известно.

О Якове Обуйноженко и вовсе не имеется почти никаких сведений. Известно лишь, что в 1657 году он дал разрешение будущему Стародубскому полковнику Петру Рославцу занять землю на реке Косте возле села Рогозина и построить там мельницу.

В территориальном плане Стародубский полк был самым крупным в Гетманщине и занимал всю северную часть территории Чернигово-Северского края по среднему течению Десны, ее притока Судости, земли в верховьях Снови, по среднему течению Ипути, притокам Сожа и части среднего течения Беседи. Во второй половине 17 века в состав полка входила почти вся территория современной западной Брянщины с городами Стародуб, Почеп, Мглин, Погар, Попова Гора. Сегодня на землях бывшего Стародубского полка расположено 12 районов Брянской области: Гордеевский, Злынковский, Климовский, Клинцовский, Красногорский, Мглинский, Новозыбковский, Погарский, Почепский, Стародубский, Суражский и Унечский. Общая территория этих районов сегодня составляет более 14 тысяч кв. км. с населением около 430 тысяч человек. Помимо этого, Стародубский полк включал в себя земли современных Семеновского и Новгород-Северского районов Черниговской области, а также восточную часть Гомельской области до реки Сож. В пределах полка находились сразу два крупных и древнейших исторических центра Северской земли: Стародуб и Новгород-Северский. В экономическом плане Стародубский полк был одним из самых богатых в Малороссии.

Что касается восточной части современной Брянщины с городами Трубчевск, Брянск, Карачев, то она в пределы Гетманщины не входила и относилась непосредственно к территории Российской Империи.

Помимо чисто географического принципа, некоторые современные исследователи также предлагают весьма любопытное деление полков Гетманщины по их политической ориентации. Например, главными центрами запорожского влияния называются Миргород, Полтава, Лубны и Гадяч – так называемые полки сечевой ориентации. А вот группу северо-восточных полков (Черниговский, Нежинский, Прилуцкий и Стародубский) причисляют к территориям, больше ориентированным на Москву. Но так, или иначе, все эти полки, включая и Стародубский, входили в состав Войска Запорожского Реестрового и подчинялись гетману.

Как и во всех полках Малороссии, во главе Стародубского полка стоял полковник, при котором находился целый штат должностных лиц, именовавшихся полковой старшиной. Полковник и его старшина представляли собой высшую власть в полку и руководили всеми происходящими в нем процессами. Проводя грубые аналогии с современностью, полковая старшина была примерно тем же, чем сегодня являются региональные правительства (областные администрации). Штат полковой канцелярии по тогдашним меркам был довольно велик. Так, в Стародубе количество служащих в отдельные периоды достигало семи десятков человек. Впрочем, в сравнении с современным бюрократическим аппаратом, эта цифра выглядит совершенно ничтожной.

Звание полковника в его узком «малороссийском» смысле было для Украины не новым, т.к. оно известно еще со времен Стефана Батория. Впрочем, все остальные малороссийские чины тоже возникли в эпоху его правления.

Полковые уряды дублировали устройство гетманского правительства: ключевыми должностями в полковой старшине, помимо полковника, были обозный, судья, писарь, есаул и хорунжий.

Обозный был фактически правой рукой полковника, нередко в его отсутствие лично управлял полком. Находился под начальством генерального обозного и Канцелярии Генеральной артиллерии. По основной должности заведовал полковой артиллерией, во время военных походов лично контролировал состояние обозов и вооружения. Должность полкового обозного была очень выгодна в плане материального обогащения.

Писарь заведовал всем делопроизводством в полку, в его распоряжении находилась полковая печать. Если полковник был неграмотен, писарь мог подписывать за него любые важные документы.

Есаул в полку выполнял функции блюстителя порядка, исполнял полицейские обязанности, вел следствие.

Хорунжий хранил полковое знамя и присутствовал иногда в канцелярии.

Категория: История Унечского района | Добавил: unechamuzey (30.11.2017) | Автор:
Просмотров: 13 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: