» » »

Славянские племена. В составе Древнерусского государства и Черниговского княжества. Часть 2

Первая часть работы

В дохристианский период среди местного населения господствовали языческие верования, о философском содержании и обрядовой форме которых современной науке известно не так уж и много. Не умея объяснить природные явления, древние славяне обожествляли их и поклонялись мифологическим владыкам стихий. Верховным божеством славяне почитали бога молнии Перуна. Его детей также почитали за богов, каждый из которых имел свое имя: бог солнца - Ярила, бог земледелия - Купала, богиня любви и веселья - Лада. Помимо общего «пантеона» божеств, у отдельных славянских племен существовали свои особые верования. Так, у племени радимичей, вероятнее всего, существовал культ мифологического бога Рода - родоначальника жизни, духа предков, покровителя семьи и дома. Считается, что каких-то специальных культовых сооружений у радимичей не имелось и свои религиозные обряды они совершали на лоне природы - у рек и ручьев, в лесах и полях.

Среди обрядов радимичей известен обычай похищения невест «у воды», свершавшийся во время праздников богини женитьбы Лады, которые начинались весной на Красную Горку и продолжались до Ивана Купалы. Суть этого обряда заключалась в том, что мужчины во время игр и плясок выбирали себе понравившихся невест и уводили (умыкали) в свои дома. Христианский летописец по этому поводу отметил следующее: «…на бесовских игрищах….умыкаху жены собе, с нею же кто свещащася».

Впрочем, несмотря на то, что ранние киевские христиане называли этот языческий обычай «бесовским», он впоследствии сохранялся еще довольно долго уже в христианской Руси - вплоть до рубежа 15 века. Не исключено, что и ныне существующий обычай шутливого «похищения» невесты во время свадьбы, уходит своими корнями в древнеславянские времена.

Из летописей известно, что радимичи могли иметь по нескольку жен: «…имяхут же и по две и по три жены…».

А восходящие к эпохе древних славян элементы обряда, соблюдаемого во время Радуницы, и до настоящего времени широко распространены в наших краях.

Радуница - поминальный день, широко отмечаемый в ряде местностей на территории России, Белоруссии и Украины. Обрядовость Радуницы в разных местностях имеет весьма широкий диапазон, но наиболее массовым и обязательным из обрядов является посещение кладбища, куда принято приносить пищу и устраивать поминальное застолье. В отдельных населенных пунктах есть свои особенные обряды. Так, в Слободе Селецкой Унечского района с давних времен сохранился обряд, согласно которому в два часа дня жители деревни берут хоругви и совершают с ними 3 раза крестный ход вокруг кладбища, поют праздничный псалом, затем заносят хоругви в местную каплицу и идут на могилы родных и близких.

Западные районы Брянщины, восток Белоруссии и северо-восток Украины – это те регионы, где Радуница отмечается широко и повсеместно. К слову, на востоке Брянской области традиция отмечать Радуницу распространена уже в значительно меньшей степени.

Обряд захоронения у радимичей был типичным для восточнославянских племен - мертвых погребали путем обрядового трупосожжения. Этот обряд сохранялся довольно долго. И лишь со временем, вероятно, под влиянием христианских традиций, радимичи постепенно начали переходить от трупосожжения к трупоположению. Первые курганы с трупоположением стали появляться, предположительно, не ранее последней трети 10 века. Причем, иногда встречались курганы, где тело погребалось на предварительно сожженный костер с тонким слоем пепла. Ученые полагают, что это были пережитки предыдущего ритуала трупосожжения.

Типичным для радимичей погребальным сооружением были курганы, в которых тело покойного располагалось на специальном ложе из золы и земли на возвышении около полуметра. Затем над ложем возводился сферический земляной холм. Тело клали, как правило, головой на запад, хотя захоронения с ориентировкой умершего головой за восток также не редки. Иногда, при раскопках женских радимичских захоронений встречались могилы с другой ориентацией останков (голова на север). Эта деталь может указывать на то, что жены у отдельных радимичей происходили из местных балтских племен, а потому их хоронили по иным обрядам.

Типичными для погребального убранства радимичей были семилепестковые височные подвески, а также кованые ожерелья. Любопытную информацию по поводу радимичских захоронений можно почерпнуть из статьи Е.А. Шинакова (г. Брянск) «Время и направления распространения христианства на севере Черниговской епархии». Так, Шинаков Е.А. пришел к выводу, что на территории Земли Радимичей христианские кладбища (за исключением современных кладбищ 20 века) никогда не располагались на местах расположения древних курганных радимичских групп.

Сложно назвать точное время проникновения в наш регион первых ростков христианства, однако, учитывая географическое соседство с Киевом, можно предположить, что это происходило в те же сроки, что и по всей Киевской Руси, т.е. на протяжении 10-11 веков. Здесь следует отметить, что исследователи данного вопроса делают свои выводы преимущественно на основании археологических сведений об изменении погребального обряда, находок предметов христианского культа и культовых сооружений. Причем, если в культурных слоях 11 века встречается очень мало христианских вещей, то в слоях 12-13 веков предметов, связанных с христианским культом, попадается уже значительно больше.

После крещения Руси, основными центрами, из которых в наши земли распространялось христианство, в первое время были Чернигов и Смоленск, где были созданы епископские кафедры. Говоря о Черниговской епархии, следует отметить, что она была основана в 992 году и является одной из самых древних на Руси. Первым ее епископом стал Неофит, прибывший на Русь с первым Киевским митрополитом Михаилом. Промежуточными христианскими центрами были также крупные пункты на пути княжеского полюдья.

Темпы проникновения христианской религии в политеистическую среду нашего региона были не очень высокими, поэтому, местное население, вероятно, еще долго оставалось языческим. Вероятно, для славянских племен принятие христианства долгое время было простой формальностью, т.к. в 11-12 веках они еще все продолжали хоронить умерших по курганному обряду, который не соответствовал христианским канонам.

Впрочем, отдельные исследователи отмечают тот факт, что у части славян Среднего Поднепровья уже с конца 9 века практиковалось не традиционное языческое трупосожжение, а близкое к христианскому погребение в могильных ямах и домовинах (однако, все еще вместе с женами и конями). Такие полухристианские погребения находили, в том числе и в Стародубщине. На этом основании некоторые исследователи пришли к выводу, что христианство на Руси было известно еще при Аскольде. Например, в книге «Девять веков Черниговской епархии» говорится о том, что «Еще со времен первых князей киевских Аскольда и Дира и особенно княгини Ольги северяне уже слышали о Христе».

Из вышесказанного мы можем с высокой долей вероятности заключить, что в 11-13 веках для радимичей и северян было характерно так называемое двоеверие, т.е. формальное принятие христианства и одновременное существование в обрядах и представлениях множества языческих пережитков.

Как уже говорилось, центрами христианизации нашего региона, вероятнее всего, были становища и погосты на пути княжеского полюдья, из которых крупнейшим в здешних местах был Стародуб.

«Миссионерская деятельность» по христианизации местного населения значительно активизировалась лишь в 12 веке, когда в Стародубе был учрежден великокняжеский стол. В частности, из «Историко-статистического описания Черниговской епархии» известно, что в Стародубе в 12 веке уже имелся христианский храм. Таким образом, Стародуб становится локальным центром распространения христианства в окрестных землях. Помимо Стародуба, христианским центром в домонгольский период также был и Радогощ. Все расположенные на территории нашего региона христианские учреждения того времени подчинялись Черниговской епархии.

Таким образом, вытеснив язычество и укоренившись в умах местного славянского населения, православное христианство с тех пор и до настоящего времени остается господствующей религией нашего края.

Последнее летописное упоминание о племени радимичей относится к 1169 году. Однако, это не означает, что радимичи исчезли. Дело в том, что в период существования Киевской Руси многочисленные племена восточных славян, в том числе и северяне с радимичами, влились в состав Древнерусского государства, сформировав единый этнос, который, в свою очередь стал основой современных русского, украинского и белорусского народов. Что же касается нашего региона, то в период формирования Киевской Руси здесь начал складываться местный локальный этнос, преимущественно состоявший из радимичей, северян, частично представителей других славянских племен (полян, древлян) и остатков местного дославянского населения. Со временем все существовавшие между этими народами различия стерлись и они сформировали единую субэтническую группу, ставшую коренным населением нашего края. К слову, многие современные ученые приходят к выводу, что и в настоящее время большая часть населения нашего региона является коренным, т.е. не пришлым, а состоящим из потомков древних хозяев этой земли.

Регион, в котором мы живем, является весьма ценным с точки зрения археологической науки. Так, на территории современного Унечского района в результате археологических исследований было обнаружено несколько славянских селищ и могильников, относящихся к периоду 10-13 веков. Все найденные в нашем районе могильники относятся к типу курганных, т.е. отмеченных насыпями. В частности, такие памятники были найдены в районе следующих населенных пунктов:

- возле д. Аленовка - могильник в 1,5 км. к северо-востоку от деревни, более 60 насыпей диаметром от 3 до 11 метров и высотой до 2 метров. Большинство курганов поросли деревьями и частично повреждены несанкционированными раскопками.

- к юго-западу от с. Белогорщ - курганный могильник в урочище «Шведские могилы» на правом берегу реки Тросна, более 80 насыпей диаметром от 2,5 до 11 метров и высотой до 1,5 метров. Около трети курганов повреждено. В ходе археологических раскопок в одном из курганов было обнаружено мужское погребение без вещей и в трех – женские. Все погребенные были захоронены в горизонтальном положении головой строго на запад. Под двумя захоронениями – следы кострищ. Одна из погребенных женщин была обнаружена в гробу из четырех широких досок с крышкой. Среди останков удалось идентифицировать обгоревший череп со связкой из 5 височных колец. Из вещей - обломки горшка. В двух других женских захоронениях также были найдены височные кольца, а кроме того, сердоликовая бусина, бронзовый нательный крест и глиняные сосуды. Захоронение датируется предположительно 11-12 веками. Название «Шведские могилы» появилось, предположительно, после Северной войны и возможно как-то связано с захоронениями солдат шведской армии, которая в 1708 году проходила через здешние места.

- в 150 метрах к северо-западу от деревни Березина (селище «Буда Зарюхская»). Обнаружены обломки древнерусской керамики 12-13 веков.

- в 1,5 км. к северу от станции Жудилово в урочище «Дубрава» расположен могильник из 15 насыпей диаметром от 5,5 до 11 метров высотой до 1,4 метров. Насыпи частично повреждены.

- в километре севернее предыдущего - селище «Немолодва-1». Здесь были собраны обломки древнерусской керамики, и возможно, более ранней - колочинской.

- в 1,5 км. к юго-западу от поселка Заровье - могильник из 27 компактно расположенных насыпей диаметром от 2 до 13 м. и высотой до 2,2 м. Частично поврежден кладоискательскими ямами.

- в двух километрах западнее Краснович находится могильник в урочище «Шведский Бугор» на левом берегу реки Пеленка, 16 насыпей диаметром от 4,5 до 7,5 м. и высотой до 2 м.

- к юго-западу от села Рассуха (между селом и шоссе Брянск-Гомель, на правобережной террасе реки Рассуха) было обнаружено городище с останками древнерусского города Росусь, упомянутого в Ипатьевской летописи под 1160 год. В верхнем слое культурных напластований были обнаружены остатки детинца древнего города, ниже - золистая прослойка, а под ней - более глубокий слой юхновской культуры.

- селище в трехстах метрах от села Рассуха. Обнаружены обломки древнерусской керамики 12-13 веков, железные шлаки и крицы. Возможно, это селище является остатками посада древнего города Росусь, т.к. вплотную примыкает к городищу последнего.

- в 600 метрах на северо-запад от села Рюхово было обнаружено городище с толщиной культурного слоя до 0,8 м. Обнаружены обломки керамики 12-13 веков. До настоящего времени городище не сохранилось, так как в 1970-х годах было уничтожено при строительстве автодороги Брянск-Гомель.

- в двух километрах восточнее Рюхово - могильник из 7 насыпей диаметром от 5 до 7,5 м. и высотой до 0,7 м., частично поврежденный кладоискательскими ямами.

- на северо-западной окраине села Рюхово обнаружено селище 11-14 веков. Археологический материал в основном представлен фрагментами стеклянного браслета 11 века и обломками керамики.

Помимо Унечского района, множество археологических памятников имеется и в других районах Западной Брянщины.

К сожалению, несмотря на представляемую историческую ценность, все расположенные на территории нашего региона памятники археологии находятся в неудовлетворительном состоянии.

Итак, мы уже выяснили, что крупнейшими славянскими племенными объединениями, которые доминировали на территории нашего региона, были радимичи и северяне. На стыке с территориями северян и радимичей проживали также поляне (в нижнем течении Десны и Припяти). Собственно, на территории полян и возникла Киевская Русь как таковая.

В связи с этим, живущим в нашем районе современникам следует знать, что территория современной западной Брянщины, включая Унечский район - это неотъемлемая часть древней земли, откуда начиналась Русь. Изначально Русью обозначалось государственное образование восточных славян на среднем Днепре, но со временем так стали именовать всю территорию расселения восточных славян. Однако, историческим и географическим ядром всей русской цивилизации считается так называемая Русская земля – территория Среднего Поднепровья с городами Киев, Переяславль, Чернигов и примыкающим к ним пространством, включая юго-западные районы современной Брянской области. Земли же, находившиеся на северо-востоке, в междуречье Оки и Волги, в те времена Русью не считались – их называли Залесским краем.

Земли современных западных районов Брянщины в период существования Киевской Руси и Черниговского княжества являлись северно-восточной окраиной этих государственных образований.

Население нашего региона во времена Киевской Руси было рассредоточено в городах и селах. Археологические исследования дают нам некоторое представление о быте наших предков того времени. Дома, в которых жили люди, были частично углублены в землю, топились по-черному, внутри жилищ имелась скудная деревянная утварь. Дома освещались лучинами.

Одним из самых древних населенных пунктов на территории Унечского района, а возможно и самым древним, является село Рассуха, впервые упоминаемое в летописи с 1160 года под именем Росух (Росусь). В летописи Росух упоминается как населенный пункт, через который пролегал военный путь князя Изяслава и половцев, которые, как известно, в 12 веке периодически использовались русскими князьями в качестве военной силы. Летопись, в которой упоминается Росух, гласит:

«Ко Изъяславу придоша половцы мнози и иде съ ним к Воробейнъ и къ Росух и тут повоевать иде къ Вщижю».

Также исследователи предполагают, что примерно в те же времена к северу от Стародуба, в районе современного села Рюхово стоял древний городок.

Но важнейшим торговым и военным поселением того времени в нашем регионе был, безусловно, Стародуб - город, возраст которого старше Москвы (Стародуб входит в десятку самых древних городов современной России). Стародуб можно без преувеличения назвать одним из центров древнерусской средневековой культуры. А для нашего региона Стародуб, бесспорно, является главнейшим центром, вокруг которого выстраивается весь ход исторических событий, происходивших здесь вплоть до второй половины 19 века.

Официальное летоисчисление истории Стародуба ведется с 1080 года, когда город впервые был упомянут в Лаврентьевской летописи. Однако, очевидно, что Стародуб гораздо древнее и возник в конце 9 века как одно из становищ дружины древнерусского князя Олега на маршруте княжеского «полюдья». Князь, маршрут которого пересекал современную Брянщину с юга на север, создавал на своем пути погосты - заставы для охраны полюдья. Со временем вокруг таких застав селились ремесленники и прочий люд, который, вероятно, приходил вместе с дружиной великого князя из-под Киева. Одна из таких застав была построена у реки Бабинец - недалеко от того места, где находится современный Стародуб. Застава называлась Левенка и существует вполне обоснованное мнение, что именно она дала начало Стародубу. Имя свое город получил, очевидно, от названия дерева дуба - весьма почитаемого древними славянами символа. Известно, что до середины 19 века в центре Стародуба стоял огромный многовековый дуб - живой памятник города.

В 11-13 веках наш регион входил в состав Черниговского княжества – одного из самых крупных и сильных государственных образований на Руси, столица которого находилась в Чернигове. Княжество занимало территорию северян, частично полян, радимичей и вятичей по обоим берегам Днепра, течению рек Десны, Сейма и Сожа. Владения Черниговского княжества распространялись далеко на север, захватывая муромо-рязанские земли, а на юго-востоке доходили до Тмутараканских границ (Тмутаракань – княжество на Таманском полуострове). Одним из важнейших центров Черниговского княжества был Стародуб.

В 1024-1036 годах Черниговским князем был Мстислав Владимирович Храбрый (?-1036) - сын Владимира Святославича и полоцкой княжны Рогнеды. В 1024 году его брат, Киевский князь Ярослав Мудрый, попытался изгнать Мстислава из Черниговской земли, однако потерпел поражение. В 1026 году братья заключили мир у Городца, по которому к владениям Мстислава отошли русские земли, расположенные по левому берегу Днепра с центром в Чернигове. В 1031 году Мстислав и Ярослав вместе совершили поход на Польшу, откуда привели много пленных. Мстислав Владимирович был самостоятельным правителем и Киевскому князю не подчинялся. После смерти Мстислава его владения перешли под власть Ярослава Мудрого.

В начале 1054 года, незадолго перед своей смертью, Ярослав Мудрый (?-1054) разделил «отчины» между своими сыновьями: Чернигов достался Святославу Ярославичу (1027-1076), в Киеве сел Изяслав (1024-1078), а в Переяславле – Всеволод (1030-1093). Раздел земель окончательно оформил раскол Киевской Руси на три самостоятельных княжества, которые затем стали дробиться на еще более мелкие уделы. Первые 20 лет после смерти отца Ярославичи худо-бедно уживались, совместно воюя против половцев, однако в 1073 году их союз окончательно распался и начались братские междоусобицы.

В 1073 году Святослав Ярославич, заручившись поддержкой Всеволода, отнял у Изяслава киевский великокняжеский престол. После смерти Святослава, в 1078 году на княжение в Киеве сел уже сам Всеволод, а Чернигов он отдал в княжение своему сыну Владимиру Мономаху (1053-1125).

О событиях, происходивших в рассматриваемый период на Стародубской земле известно лишь, что в 1078-1079 годах Стародубщина подверглась набегам половецких князей Асадука и Саука, которые разграбили город и его окрестности, взяв в плен многих жителей. Разорив Стародуб, половцы отправились в обратный путь, однако при переправе через Десну у Новгорода-Северского были разбиты Владимиром Мономахом.

В конце 11 века, когда процесс распада Древнерусского государства вошел в завершающую стадию, Стародуб был важным стратегическим пунктом в междоусобной борьбе Черниговского князя Олега Святославича (?-1115) с Владимиром Мономахом. В 1094 году Олег при помощи половцев отвоевал у Мономаха Чернигов, где и стал править. Однако, борьба между Олегом и его двоюродным братом Мономахом продолжилась и непосредственно затронула территорию Стародубщины. Так, согласно несторовой летописи, в 1096 году князь Олег «вбеже в Стародуб и затворися тут». Укрывшись от Мономаха за стародубскими стенами, Олег целый месяц держал осаду. Однако, после того, как начали «изнемагаху людье в граде», Олег вышел из Стародуба, запросил мира и был отпущен из города. Отсюда Олег бежал в Смоленск, к своему брату Давиду, обещав вскоре явиться в Киев и заключить мир с князьями.

Летописный эпизод с осадой Стародуба позволяет нам сделать вывод о том, что уже в конце 11 века этот город был довольно мощной крепостью, позволявшей держать длительную оборону против осаждающего соперника. К слову, пока Мономах «воевал» под Стародубом, в мае 1096 года половцы ворвались в Киевскую и Переяславльскую земли, где сожгли княжеский дворец под Киевом, разрушили город Устье в Переяславльском княжестве, а 30 мая 1096 года осадили Переяславль. Некоторые историки напрямую связывают это нападение половцев с осадой их союзника Олега в Стародубе, полагая, что тем самым степняки сознательно оказывали помощь Олегу.

Именно Олег Святославич и является первым зафиксированным летописью князем Стародуба. Об Олеге известно, что он родился в середине 11 века и дожил до 1115 года. Был сыном Киевского великого князя Святослава Ярославича и внуком Ярослава Мудрого. В 1073 году получил от отца Ростово-Суздальскую землю, затем княжил на Волыни. В 1076 году вместе с Владимиром Мономахом участвовал в войне поляков с чехами. После смерти отца в 1076 году потерял земельные владения и находился при брате своего отца, Киевском великом князе Всеволоде Ярославиче. В 1078 году Олег бежал в Тмутаракань, вышедшую из повиновения великокняжеской власти. Оттуда, при поддержке половцев совершил поход, завершившийся захватом Чернигова. 3 октября 1078 года в битве с объединенными силами Изяслава и Всеволода Ярославичей при Нежатиной Ниве потерпел поражение и бежал обратно в Тмутаракань.

В 1079 году Олег попал в плен к хазарам, которые отправили его в Константинополь. Оттуда Византийское правительство сослало Олега на остров Родос в Эгейском море. В 1083 году он возвратился в Тмутаракань и стал «архонтом Матрахи, Зихии и всей Хазарии». В 1094 году Олег вновь навел половецкие орды на Русь, овладел Черниговским княжеством и стал вести длительную борьбу с князьями Святополком Изяславичем (1050-1113) и Владимиром Мономахом. Именно на этот период и приходится описанная в летописных источниках осада Стародуба, за стенами которого укрылся в 1096 году Олег.

Союз Олега с половцами, его многочисленные «крамолы», были осуждены русскими летописцами и в частности, автором «Слова о полку Игореве», прозвавшим его «Гориславичем».

В 1097 году в городе Любеч состоялся княжеский съезд, на котором было принято решение о прекращении междоусобиц. Для нашего региона этот съезд замечателен тем, что он закрепил права на Стародубщину за северской ветвью Рюриковичей – Ольговичами, т.е. потомками князя Олега Святославича. В этом же году от Черниговского княжества обособилось Северское княжество с центром в Новгороде-Северском. Стародуб с окрестностями остался в составе Черниговского удельного княжества.

С начала 12 века начался активный процесс распада Черниговского княжества на уделы. Одним из выделившихся княжеств было Стародубское. Удельными стали Трубчевское и Брянское княжества.

В 1138-1141 годах князем-воеводой Стародуба был сын Олега Святославича «Гориславича» - Святослав Ольгович (?-1164) – будущий князь Черниговский. До этого Святослав Ольгович был князем в Новгороде Великом. При Святославе Ольговиче в Стародубе впервые появился княжеский стол.

К северу от Унечи располагается еще один город, история которого уходит корнями в рассматриваемый нами период. Речь идет о Мглине, официально ведущем свое летоисчисление с 14 века. Однако, археологами к югу от Мглина было обнаружено большое древнее городище, относящееся к домонгольскому периоду (9-10 век). Предполагается, что на месте этого городища до второй половины 12 века существовал древний город Зартый, упомянутый в летописях. О его судьбе точных сведений не имеется. Предполагается, что он был полностью сожжен во время нашествия монголо-татар. Впрочем, каких-либо археологических доказательств того, что мглинское городище – это останки Зартыя, не имеется. Некоторые исследователи полагают, что древний Зартый имеет отношение, скорее не к Мглину, а к современному селу Разрытое Мглинского района, которое ранее могло называться Зарытое. При этом, считается, что слово «Зартый», упомянутое в Ипатьевской летописи, это не что иное, как «Зарытый», где летописцем по ошибке была пропущена буква «ы». Подобная версия вполне имеет право на существование. Тем более, что в той же Ипатьевской летописи, на другой странице упоминается, что в 1160 году князь Изяслав «шедше к Зарытому и ту пожогше, и много зла створише, возвратишася у свояси».

Помимо Зартыя, на территории современного Мглинского района также, предположительно, существовал еще один древний город, носивший название Ормин (Ормино). Слои его городища, относящиеся к временам Киевской Руси, были обнаружены археологами еще в начале 20 века. Останки этого древнерусского города, упомянутого в Ипатьевской летописи под 1140 год, находятся ныне в районе села Вормино Мглинского района. В летописи Ормино было упомянуто в связи с разделом Киевский князем Всеволодом Ольговичем ряда городов и волостей между своими братьями. Среди городов, которые Всеволод жаловал своим двоюродным братьям, значилось и Ормино.

Среди других древних городов нашего региона следует также выделить Радогощ (совр. Погар), известный с 12 века.

Середина 12 века сопровождалась междоусобицами, в которых Суздальский князь Юрий Долгорукий (?-1157) боролся за верховную власть с киевскими князьями из династии Мономашичей, несмотря на то, что сам к ней принадлежал, будучи шестым сыном Владимира Мономаха. При этом, главными союзниками Долгорукого в этой борьбе были Ольговичи, и в первую очередь, уже упомянутый нами Новгород-Северский и Стародубский князь Святослав Ольгович.

В 1155 году союзные войска Юрия Долгорукого и Святослава Ольговича двинулись на Киев. И в этом же году Юрий Долгорукий заполучил киевский престол, однако, спустя два года он умер при невыясненных обстоятельствах (вероятно, был отравлен киевскими боярами), после чего суздальцы, приведенные им в город, были изгнаны из Киева.

С 50-х годов 12 века Стародубом владели князь Святослав Всеволодович, а затем его брат Ярослав. Оба они были сыновьями Всеволода II Ольговича (?-1146) и внуками Олега Святославича. Святослав Всеволодович известен также тем, что с 1176 по 1194 годы занимал киевский великокняжеский стол – дольше всех из Ольговичей, из которых в Киеве за всю историю междоусобиц княжили всего три представителя, включая Святослава Всеволодовича.

Таким образом, мы можем прийти к выводу о том, что с конца 11 века и как минимум до начала третьей четверти 12 века Стародубщина находилась под властью князей из рода Ольговичей, т.е. потомков древнерусского князя Олега Святославича. Помимо Стародубщины, Ольговичи владели также другими уделами в Киевском, Черниговском и Новгород-Северском княжествах. Род Ольговичей наиболее часто упоминается в истории Руси 12 века, так как в это время они наиболее активно соперничали за киевский престол с Мономашичами, т.е. потомками Владимира Мономаха. Как мы знаем, на великокняжеском престоле чаще оказывались Мономашичи. Из Ольговичей же в 12 веке в Киеве княжили лишь Всеволод Ольгович (1139-1146), его брат Игорь, занимавший стол всего 13 дней в 1146 году, и Святослав Всеволодович (1176-1194).

Известно, что претензии на владение Стародубом в этот период предъявлял Новгород-Северский князь Олег Святославич, при этом, обосновывая свои требования, он ссылался на некие положения «Русской Правды». В рассматриваемый период известны сразу 2 военных конфликта из-за Стародуба: в 1167 и 1174 годах. В частности, в 1174 году Олег Святославич вместе со своими братьями Игорем и Всеволодом безуспешно пытались взять Стародуб силой. В связи с настойчивыми попытками Новгород-Северского князя получить Стародуб, некоторые историки предполагают, что до этого, на протяжении длительного времени Стародуб был административно подчинен Новгороду-Северскому. В целом, летописные источники дают очень скудное представление о событиях, происходивших в наших краях во второй половине 12 века.

Примерно с 12 века в нашем регионе в качестве платежного средства начинают хождение слитки-гривны весом примерно 200 граммов. В Древней Руси серебряные гривны-слитки выступали в качестве денежно-весовой платежной единицы. Поскольку эти слитки были крупными и «неразменными», то их обращение, вероятно, имело ограниченный характер и применялось в каких-то крупных платежах. Очевидно, эти слитки чаще хранились в тайниках богатых людей, нежели находились в рыночном обороте. В частности, во время раскопок в Стародубском районе было обнаружено немало кладов с такими слитками. Слитки в Древней Руси были разнообразными и для каждого региона имели свои характерные особенности. Известны новгородские, киевские, черниговские, волжские и литовские гривны-слитки.

Категория: История Унечского района | Добавил: unechamuzey (16.06.2017) | Автор:
Просмотров: 83 | Теги: Стародуб, Росусь, Черниговское княжество, радимичи | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: