» » »

«Слава и украшение края своего…» Ляличи - усадьба первого министра народного просвещения России П.В.Завадовского.

Голик.Н.А.,

директор Унечского краеведческого музея

 

«Слава и украшение края своего…»

Ляличи - усадьба первого министра народного просвещения России П.В.Завадовского. Ф.1

 

На всякого путешественника, впервые попадающего в брянское село Ляличи, картина, открывающаяся за перелеском, производит поистине ошеломляющее впечатление. Перед глазами предстает непонятно каким ветром занесенный в брянскую глушь уголок Петербурга. Откуда он здесь? Не наваждение ли?

Недоумение исчезает, когда узнаешь, что архитектурное чудо в этой глуши, отдаленной от тогдашней столицы России на тысячу с лишним верст, сотворил Джакомо Кваренги. Вольным или невольным соавтором великого архитектора стал первый российский министр просвещения граф Петр Васильевич Завадовский. По преданию, однажды он присутствовал на обсуждении проекта здания Банка России и воскликнул:

- Как прекрасно!

- Ты хочешь иметь такой дворец? Я помогу, - сказала Екатерина II. И она выполнила свое обещание.

Граф Завадовский был одной из знаковых фигур своего времени.Ф.2

Начав со скромной должности чиновника Малороссийской коллегии, стал фаворитом Екатерины II, первым министром народного просвещения России.

В 1775 году за составление мирного Кучук - Кайнарджийского договора с Турцией Екатерина и пожаловала Завадовскому Ляличи.

Управляя с 1781 года Дворянским заемным, а затем Государственным заемным банком, Завадовский, по свидетельству современников, не видел разницы между государственными и собственными средствами: « на то и власть, чтобы красть». Поэтому даже отставка при Павле I не помешала его планам по обустройству Ляличей, которые Завадовский принялся отстраивать поистине  с царской роскошью.

Проектировщиком усадьбы стал Джакомо Кваренги, Ф.3 ведущий петербургский архитектор той поры, итальянец по происхождению, один из самых знаменитых архитекторов классического направления в русской архитектуре, спроектировавший Смольный, Эрмитажный театр в Питере, Александрийский дворец в Царском селе. Так что неудивительно, что архитектурный ансамбль, созданный столичным мастером, был на «диво» для брянской глухомани.

Постройка Ляличского дворца началась еще в  период фавора Завадовского. Сама Екатерина одобрила проект и на слова Завадовского «Матушка! В сих хоромах вороны летать будут!», - ответила: «Я так хочу!»

Огромный усадебный комплекс включал в себя дворец с галереями и флигелями, различные хозяйственные и служебные постройки, Екатерининскую церковь и большой пейзажный парк с летним дворцом, всевозможными «затеями» и колоннадой-храмом. Ф.4

Своим великолепием Ляличи могли соперничать с дворцами Петербурга. Существует легенда, будто бы императору Павлу I доложили, что дворец Завадовского выше Михайловского замка, любимого детища Павла. Разгневанный император послал в Ляличи фельдъегеря, но Завадовский был вовремя предупрежден и успел насыпать перед домом террасу, закрывающую нижний этаж. В итоге дворец оказался чуть ниже гатчинского. Ф.5

Усадьба является выдающимся памятником русского зодчества и садово-паркового искусства эпохи зрелого классицизма, одним из лучших произведений Дж. Кваренги. Изумительный по красоте комплекс с целым рядом великолепных зданий, объединенных парком, занимал огромный участок, обнесенный высокой кирпичной оградой. Ф.6

Главным ядром композиции был трехэтажный дом-дворец с пониженными закругленными галереями, заканчивающимися одноэтажными флигелями. Ф.7. Галереи-крылья замыкали большой парадный двор перед домом, боковые протяженные стороны которого ограничивали корпуса оранжерей (позднее южный превращен в конюшню) Ф.8, а лицевой фасад составляла каменная ограда с монументальными въездными воротами в центре.  Ф.9

Широкая липовая аллея,  проходившая вдоль каменной ограды, отделяла от дома-дворца большую группу хозяйственных и служебных построек. У южного конца аллеи, вне основной территории усадьбы, на небольшой площади села поставлена церковь Екатерины. Ф.10

За дворцом, перед его парковым фасадом, находился цветочный партер, а с южной стороны от него – фруктовый сад. Напротив дворца на другой стороне пруда раскинулся огромный пейзажный парк с храмом Благодарности в виде колонной ротонды и двухэтажным каменным летним дворцом на поляне в глубине парка. Ф.11

Теперь подробнее о дворце.  Ф.12

Во дворце было более ста роскошно убранных комнат (а по местным преданиям, комнат было 365 – по числу дней в году), отделанных натуральным и искусственным мрамором, ценными породами дерева.

Залы и комнаты украшали живопись, барельефы, лепной орнамент, фресковая роспись потолков, фигурные кафельные печи, зеркала, гобелены и великолепная мебель. По преданию, в будуаре дворца находилась кровать казненной французской королевы Марии-Антуанетты.

 Сохранились фотографии предреволюционных лет, запечатлевшие еще не до конца погибшую красоту этих изысканных интерьеров. Ф.13

Внутренняя структура дома была традиционна для усадеб дворцового типа.

 В первом этаже размещались вестибюль, гардероб, приемные, кабинет владельца и служебные помещения.

 Во втором находились столовая, гостиные и парадные залы, из которых наиболее значительны - предназначенный дл танцев и концертов «зеркальный» зал и занимавший центральное место круглый в плане зал с колоннами, поддерживающими хоры. Ф.14

 Третий этаж небольшой высоты занимали жилые комнаты семьи владельца. В подвале размещались кухня, кладовые и многочисленные хозяйственные помещения. Флигеля и закругленные крылья дома предназначались для гостей. Ф.15

Завадовский называл Ляличи «Екатеринодар». Так усадьбу называл и князь П. Шаликов в своем «Путешествии в Малороссию» в нач. XIX в., при жизни П.В. Завадовского посетивший Ляличи.

«Екатеринодар - село, достойное своего имени; дар, достойный руки своей! Оно служит славою и украшением своего края» - писал Шаликов.

 Вот как он описал дворец:

«…Внутренность дома соответствует красоте наружности. В главной гостиной в главном месте висит во весь рост – божество мира сего, божество души и сердца хозяина – портрет Екатерины II. Ф.16 (Рассказывали, что всякий пришелец невольно шарахался, принимая портрет за живую императрицу.)

 Мраморные бюсты, статуи, превосходные картины, зеркала украшают все комнаты, для некоторых приготовлены драгоценные французские готлисы.  В кабинете хозяина есть достойнейшая примечания:  магическая кисть художника изобразила спящую Венеру без всякого покрывала, кроме собственной руки ее…» К удивлению Шаликова, картина была написана «собственным Апеллесом», т.е. крепостным художником. В том же кабинете висел и портрет хозяйки графини Веры Николаевны, урожденной Апраксиной, «которую я также принял за Венеру, если бы не предупредили меня», - писал Шаликов. Ф.17

А вот описание Ляличей  французского офицера де-ла-Флиза, который посетил Ляличи уже после кончины Завадовского. Дадим ему слово.

«Аллея привела нас в нечто похожее на городок с каменными красивой архитектуры домами в несколько этажей, с зелеными крышами. Вскоре мы подъехали к красивому дворцу в три этажа с колоннами и зеркальными окнами из цельного стекла. Нас встретил дворецкий и множество слуг в ливреях с золотым галуном, и повели в залу, украшенную мраморными статуями и историческими картинами, между прочим, и портретом кардинала Ришелье. Доложили графу о нашем приезде…» Ф.18

Француз описал поистине царский обед, закуски на серебре, французские кушанья и вина. На хорах играла музыка. На столе было множество ананасов, выращиваемых в графских оранжереях.

После обеда  жившие у Завадовского пленные французы повели товарища по дворцу. «Я насчитал в нем до 100 комнат. В так называемой Аполлоновой зале висел портрет императрицы Екатерины II во весь рост в великолепной раме с императорской короною. Другая зала, Лукуллова, была обита гобеленовыми обоями, изображавшими мифологические сцены, это был подарок императрицы. Кругом стояли дорогие мраморные статуи. Почти везде развешаны были картины первых мастеров…»

Не менее монументальным и строгим, чем дворец, выглядит и ляличский храм. Ф.19 Пятикупольная церковь Св. Екатерины, построенная в 1793-1797 годах, вероятнее всего тоже по проекту Кваренги, была огромной, как городской собор. Композиция ее не имела себе подобных в русской архитектуре.

 На фоне обыкновенных сельских строений храм кажется особенно величественным.  Ф.20

Строгость и изящество отличали внутреннюю отделку храма. Ф.21

 Вот что пишет в своих  воспоминаниях француз де-ла-Флиз: Ф.22

 «…Далее мы осмотрели великолепную русскую церковь; образа иконостаса были писаны в Италии; одна из них, изображение Богородицы, был портрет графини Завадовский, славившийся своей красотой». Ф.23

Великолепные постройки Ляличей утопали в зелени прекрасного пейзажного парка, в котором насчитывалось около ста пород деревьев. Ф.24 Парк занимал территорию в 150 га, его окружала каменная стена общей протяженностью около 10 километров. Состоял парк из двух контрастных (регулярной и пейзажной) частей. Цепочка каскадных прудов отделяла одну часть от другой. Аллеи украшали более пятидесяти мраморных статуй.

Среди парковых «затей» выделялись небольшой летний дворец, известный под названием «Зала беспечности». Ф.25

 Это был дом отдыха и уединения. Недалеко от летнего дворца располагалась открытая беседка, т.н. «Храм благодарности», в котором была установлена бронзовая статуя фельдмаршала П.А. Румянцева-Задунайского – покровителя Завадовского – работы французского скульптора Ж.Д. Рашета. Ф.26.

 Считая Румянцева своим благодетелем, Завадовский желал увековечить память о нем в своем потомстве. Еще в апреле 1793 г. (т.е. при жизни Румянцева) извещал он Воронцова, что отливавшаяся по его заказу в продолжение нескольких лет статуя Румянцева окончена и вышла прекрасна. «Я не хотел, -  пишет он, - выставить здесь на показ всем, чтобы не протолковали укоризною, а отправил в мою Малороссийскую деревню, где приготовлен для нее храм, чтобы воздвигнуть памятник благодарности моей».

Великий полководец был изображен в облике римского воина в доспехах. Вот как описывает статую князь Шаликов: «Он изображен по обыкновению, в римской одежде, с открытою головою; шлем его повешен на сучке пня, на котором герой присел немного, чтобы отдохнуть после бессмертного труда своего; в одной руке у него фельдмаршальский жезл, которым касается он к щиту герба своего, у левой ноги стоящему и имеющему латинский девиз: non falum arinis (не только оружием)… На базе статуи изображены победы его…Благодарность воздвигла монумент сей. Сказывают, что хозяин никогда с покрытою головою не подходит к нему. Святая благодарность! Ты трогательнее самого благотворения».

Увидев творение Рашета в Ляпичах, российский государственный деятель и поэт Иван Иванович Дмитриев (1760-1837) сочинил надпись к  бронзовой статуе фельдмаршала.

Почтенный лик!

Когда б ты был изображен

с перуном пламенным

на берегах Кагула,

где гордый мусульман

растерзан, низложен,

и где земля в крови

несчастных жертв тонула,

тогда бы, на тебя взирая,

каждый рек:

«Румянцев, славный вождь!», –

и мимо бы протек.

Но здесь, здесь всяк тебя

прохожий лобызает:

здесь не герой в тебе блистает,

прославивший себя единою войной,

обрызган кровию врагов

среди сражений,

но друг, но ближний мой

и благотворный гений! (1795)

Очень интересна дальнейшая судьба этой статуи.

 В 1865 г. Черниговский губернатор С.П. Голицын выкупил у тогдаших хозяев Ляличей статую Румянцева весом 2,5 т. за 1500 карбованцев и подарил ее городу Глухову.  Глуховский местный глава изготовил достойный пьедестал, а местная общественность - чугунную ограду. Так в местном сквере столицы  Малороссийской коллегии появилась бронзовая статуя  её президента. Ф.27.

Она простояла там до 1919 г., когда  при большом стечении глуховчан был сброшены памятник Румянцеву. На следующий день по городу были расклеены объявления, в которых говорилось, что взявшие в свои руки власть рабочие и крестьяне сбросили ненавистного им тирана – царского прислужника- милитариста Румянцева...

Пъедестал памятника Румянцеву долгие годы  служил трибуной для советских ораторов.

Скульптура же генерал-губернатора Малороссии поступила в  фонды местного краеведческого музея.

По словам местных жителей во время Великой Отечественной войны она была вывезена фашистами в Германию. Дальнейшая судьба ее неизвестна.

Ляличи, настоящая сокровищница памятников архитектуры, скульптуры, декоративного и садово-паркового искусства, разделили судьбу многих тысяч русских усадеб.

Как вспоминает современник и сосед Завадовского, помещик с. Нивное, подполковник Лука Иванович Дудицкий-Лишня:

«При П.В. Завадовском с. Ляличи были открытым домом для всякого желающего быть приняту истинно по-графски - лучшие: стол, десерты, вина, музыка за столом и после; прислуга – все делалось по мановению приезжих; лошади сыты, люди также – одним словом, всякий не мог надивиться щедрости и чрезвычайному порядку хозяина дома.

После смерти его все окончено…» Ф.28

Завадовский умер в январе 1812 г. графом, тайным советником и кавалером многих орденов, сенатором, бывшим министром просвещения России. Оставил огромное состояние до 20 тыс. душ крепостных крестьян, вдову Веру Николаевну, Ф.29 названную современником «самой непостояннейшей дамой, которая сделала после смерти мужа своим ветреным поведением несчастными всех своих детей».

Ляличи достались графу Василию Петровичу Завадовскому Ф.30, который хоть и дослужился до тайного советника и сенатора, по отзыву же современника, был ничтожнейший игрок, доведший имение до взятия в опеку.

Дудинцев-Лишня с  горечью  пишет:

 «С великим иждивением изученная музыка, искуснейшие живописцы, резчики, слесари, землемеры, архитекторы даже, лучшие садовники, официанты и прочие большию частию в рекруты отданы. Все те, коим отец их за их мастерство жаловал, графине и детям ея не любы стали, аренжирейные деревья раздорены разным лицам, строения обваливается.

Кажется, что так нажито легко, так легко и проживается!»

Вскоре Василий Завадовский то ли проиграл, то ли просто  продал имение Энгельгардтам, которые владели Ляличами до 1847 года.

 Уже во второй половине XIX века в имении начался упадок. Ф.31 Огромный комплекс нуждался в элементарном поддержании, а на это далеко не у всех последующих владельцев усадьбы находились необходимые средства.

Вскоре усадьба перешла к барону Черкасову, от него – к некоему помещику Атрыганьеву, затем к клинцовскому купцу Самыкову…

 Ляличи переходили из рук в руки, иногда усадьба пребывала в полной заброшенности и потихоньку растаскивалась. Ф.32

Последними владельцами были гомельские купцы Голодцы, которые явно не знали, что им делать со всем этим великолепием, по частям продавали усадебные постройки на слом и вырубали парк, который для них представлял собой лишь столько-то «саженей дровяного леса». Ф.33

 Уже к началу ХХ века дворец являл собой дикое зрелище.Ф.34

Во время первой мировой войны  в одном из флигелей дворца размещался госпиталь. Ф.35.

Самый страшный удар нанесла Ляличской жемчужине революция. Ф.36

 В 1918 году Ляличи были сожжены. Погиб главный дворец, от него остались только руины подвальной части и одиноко стоящие колонны главного портика. Боковые флигели, также горевшие, впоследствии были восстановлены. В усадьбе разместилась еврейская коммуна, позднее преобразованная в артель сельского хозяйства и ремесла.

В 30е годы кирпичи разрушаемого дворца использовались дл строительства картонной фабрики в Сураже. Последний удар Ляличам нанесла Великая Отечественная война. Ф.37

Сегодня в Ляличах сохраняются остатки главного дома, полуразрушенные флигели, небольшая часть ограды, корпус оранжереи (перестроенный в конюшню) и восстанавливаемая Екатерининская церковь. Одичавший парк в значительной степени был вырублен еще в начале ХХ века. Ф.38

Один поэт-путешественник, посетив в шестидесятых годах XIX в. Ляличи, посвятил им следующие стихи, включив в них и местные легенды:

Вот здесь великая царица

Приют любимцу создала,

Сюда искусство созвала,

И все, чем блещет лишь столица,

В немую глушь перенесла.

План начертал Гваренги смелый,

Возник дворец, воздвигнут храм,

Красивых зданий город целый

Везде виднеет здесь и там,

Великолепные чертоги,

Ротонда, зал роскошных ряд,

Со стен на путника глядят

С ковров красавицы и боги,

И, полный вод, лугов и теней,

Обширный парк облег кругом;

Киоски и беседки в нем,

И бегают стада оленей

В зверинце темном и густом.

Под куполом, на возвышеньи

Руки художника творенье –

Стоял Румянцева колосс.

Но все ток времени унес;

Еврей Румянцева увез,

Широкий двор травой порос

И воцарилось запустенье

В дворце и парке. Только там

Порою бродит по ночам

Жена под черным покрывалом,

В одежде черной. Кто она?

Идет по опустевшим залам,

Ее походка чуть слышна,

Да платья шум, да в мгле зеркал

Порою лик ее мелькал.

Еще видение другое:

По парку ездит в час ночной

Карета. Стук ее глухой

Далеко слышен. Что такое –

Карета та? Кто в ней сидит?

Молва в народе говорит,

Что будто в ней сама царица

С своим любимцем в парке мчится. Ф.39

Библиография:

  1. Материалы   государственного архива Брянской обл.
    • ф. 330, оп.1, д.7, лл. 1-2;
    • ф.549,оп.2, д.23 (ревизские сказки);
    • ф.1016, оп.1, д.457,лл.190,209;
    • ж. «Русский архив», кн.2, 1883г., с.81-174;
    • ж. «Русский архив», кн.1-4, 1887г., с. 127-128;
    • ж. «Русский архив», кн.3, 1890г., с.102-103;
    • ж. «Русская старина», кн.2, 1892г., с.339-363;
    • ж. «Исторический вестник» №5 за 1911г., с. 542;
    • ж. «Вера и жизнь», изд. Черниговской епархии, №№5, 7, 14, 15, 17,19,22 за 1913г.;
    • «Календарь Черниговской губернии на 1892 г.». Издание Черниговской губернии Статистического комитета. Чернигов, 1891г., с. 160-170;
  2. Архив краеведа с. Ляличи М.Р.Лежнева.
  3. Архив краеведа с.Ляличи Г.К.Бадусева.
  4. И.С. Листовский. Граф Петр Васильевич Завадовский. Биография. «Русский архив»,1883г.
  5. Свод памятников архитектуры и монументального искусства России. Брянская область. Москва. «Наука», 1998.
  6. Сборник «Ландшафт моих впечатлений» (страницы прозы русского сентиментализма). М.. «Современник», 1990.
  7. В.И. Пилявский. Джакомо Кваренги. Архитектор. Художник. М., 1992г.
  8. А.Ю. Низовский. Самые знаменитые усадьбы России. Москва, «Вече», 2001.
  9. Городков В. По старинным аллеям. Тула. Приокское книжное издательство, 1983.
  10. Кудрявцев А.И. , Шкода Г.Н. Александро- Невская лавра. Архитектурный ансамбль и памятники некрополей. Л.: Изд-во «Художник России», 1986.
  11. Т.А. Кузьминская, Моя жизнь дома и в Ясной Поляне. Тула: «Приокское книжное издательство», 1973;
  12. Метельский Г. Ляличская жемчужина // Газета «Брянский рабочий».16.09.1992..
  13. Осипенко Л.Ф. Усадьба Ляличи в воспоминаниях и описаниях// Наш край в истории Отечества. (Летопись родного края). Сборник научно-исследовательских работ по истории края. Клинцы, «Александрия», 2010.
  14. С.Жукова.Памятник П.О.Румянцеву-Задунайському у Глухов. Газета «Соборний майдан.3 травень-червень 2010р.
Категория: Музейные исследования | Добавил: unechamuzey (05.07.2016) | Автор:
Просмотров: 240 | Теги: Дворец, ляличи, завадовский, усадьба | Рейтинг: 4.8/6
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: