» » »

Голик Н.А. Фронтовая жизнь штурмана Лосицкого

Фронтовая жизнь штурмана Лосицкого. Ф.1.

Унечская земля взрастила немало достойных людей, среди них Михаил Алексеевич Лосицкий – человек удивительной судьбы, фронтовик, орденоносец, почетный гражданин Унечского района, отличник просвещения, прекрасный семьянин. Мне посчастливилось лично знать  и даже дружить с Михаилом Алексеевичем. И благодаря этому познакомиться с фронтовыми реликвиями семьи Лосицких, о которых я буду говорить в своём выступлении.

Михаил Алексеевич Лосицкий родился 20 мая 1919 года, в д. Голибисово Стародубского района Брянской области, в семье крестьянина-бедняка.

         С детства его манило небо. Манило своей беспредельностью, высотой, упругостью, которая держала птиц и пролетающие самолеты. Исподволь появилась робкая неокрепшая мечта – летать, когда он, деревенский пастушок овец, впервые попал на стародубский аэродром и увидел там стремительную краснознаменную машину. Ф. 2. От дерзкой мысли захватило дух.

    Но это было детство, а жизнь шла своим чередом.

    Семилетняя школа в селе Яцковичи Стародубского района, потом педагогическое училище, 2 года работы учителем начальных классов в селе Лыщичи и в 1939 году призыв в армию.

И, может быть, тогда, лежа в промозглом окопе, пехотинец Лосицкий вдруг вспомнил свою прекрасную детскую мечту – покорить небо. Его душа рвалась ввысь.

И август сорокового изменил его жизнь - он стал курсантом Харьковского авиационного училища. Сбылась его мечта - стать летчиком. Ф.3

А в ноябре 41 уже сержантом Михаил Алексеевич попадает на фронт.

С ноября 1941 года по октябрь 1942 года он воевал на Западном фронте стрелком  бомбардировщика.

После множества тренировочных полетов он становится штурманом самолета 680 ночного бомбардировочного полка.

Полк укомплектован самолетами У-2 (ПО-2), «небесными тихоходами», простейшими учебными самолетами, собранными из военных училищ и сибирских аэроклубов. Ф.4 И вот эта техника, предназначенная для учебных полетов, составляла основу авиационного полка. Потолок – 3 тысячи метров, броня – фанера  вперемежку с перкалью, вооружение – спаренные пулеметы «ШКАС». И это  против современных скоростей, против скорострельных пушек и пулеметов противника. И все же они воевали.

Об эффективности малой бомбардировочной авиации заговорили позже, тогда когда ее господство в ночном фронтовом небе стало настолько ощутимым для фашистских войск, что рейхминистр Геринг вынужден был издать приказ, согласно которому за один сбитый «кукурузник» немецкий летчик подлежал награждению рыцарским крестом. И было за что! Не говоря о высокой точности бомбардирования, которое велось на малых высотах и скоростях, ночная бомбардировочная авиация, получившая у немцев название «москитная», угнетающе действовала на психику гитлеровских солдат. Над их головами от заката до восхода солнца висели невидимые в темноте «тихоходы» и методически сбрасывали бомбы. При этом нельзя было определить, где и когда упадет следующая бомба. А кого же не выведет из равновесия постоянное напряженное ожидание бомбежки, вслушивание в монотонное гудение маломощного мотора, напоминающего гудение назойливого комара? И это моральное воздействие на врага было не менее эффективным, чем-то, что достигалось в результате применения грозных «РС» -  «эресов» - реактивных снарядов.

В фондах нашего музея бережно хранится уникальный экспонат - летная книжка штурмана ночной бомбардировочной авиации Лосицкого М.А.  Ф.5 На ее страницах интереснейшая  информация: даты бомбардировок, разведок, спецзаданий и даже вылетов к партизанам. Смотришь на них, и как в калейдоскопе проносятся эпизоды той далекой боевой жизни героического летчика. Ф.6

Начав боевой путь под Москвой, Михаил Алексеевич дошел до Берлина.  С октября по декабрь 1942 года  он громит врага на Донском фронте, с декабря по октябрь 1943 года – на Центральном фронте, с октября 1943 года по май 1945 года на Первом Белорусском фронте. Через его судьбу прошел Сталинград, Курск, Берлин.

За годы войны в качестве штурмана совершил 727 боевых вылетов. Ф.7 Методичные бомбардировки важных объектов, скоплений живой силы и техники гитлеровцев на железнодорожных узлах чередовались с разведкой и ударами по скрытым целям, полетами к партизанам Брянщины и Белоруссии во вражеский тыл  для связи с советскими разведчиками. Каждый полет мог стать для него последним. Ф.8

Вот только один из примеров. 17 декабря 1942г. экипаж Лосицкий – Козюра  получает приказ – разведать местонахождение аэродрома противника и схему его зенитных батарей. Ф. 9 Аэродром обнаружили довольно быстро, увидев под собой заходящий на посадку «юнкерс». Зенитки же можно было выявить, только вызвав огонь на себя. И Лосицкий с другом бросили машину прямо в пучок прожекторов. Начался обстрел самолета. Зенитки были выявлены, но самолет был подбит, а Михаил Алексеевич тяжело ранен. К счастью, опытному летчику Козюре неимоверными усилиями удалось выровнять падающий самолет и  дотянуть до своего аэродрома. Шесть месяцев штурман Лосицкий провел в госпитале, а в свой полк уже вернулся старшим лейтенантом и кавалером ордена Красного Знамени. Его полк к этому времени стал уже 45–м гвардейским.

И снова полёты, сложные и опасные, требующие напряжения всех сил, умений и смекалки. А как забыть эпизод с маленькой железнодорожной станцией Погребы недалеко от Брянска? Её не на каждой штурманской карте можно было найти, а немцы, используя этот фактор, сосредоточили на ней большое количество боевой техники, огромные склады боеприпасов, горючего, продовольствия. Ф. 10 И опять перед звеном Лосицкий – Козюра ставится задача – первым заходом выявить огневые позиции врага и нанести по ним бомбовый удар. Пройдя линию передовой, самолет стал кружить над предполагаемыми позициями немцев. Тишина. И тогда экипаж принимает решение обстрелять лес из пулемётов, в расчете, что фашисты не выдержат и ответят. Так и случилось. После первой же очереди лес озарился вспышками зениток и прожекторов. Медлить было нельзя. На бреющем полете экипаж наносит бомбовый удар. Через несколько секунд раздаётся мощный взрыв, который волной отбрасывает легкий самолетик в сторону. Это начали рваться боеприпасы. Склады были уничтожены. Вот вам и «русс-фанер»!

   После этой операции грудь старшего лейтенанта украсил ещё один орден Красного Знамени. Ф.11 Эта награда была дорога Михаилу Алексеевичу ещё и тем, что заслужил он её на родной Брянской земле. А впереди ещё были бомбардировка живой силы и техники на станциях Кокоревка и Навля, незабываемый полёт на Брасово, когда было взорвано гигантское хранилище бензина и др. горючих материалов для наступления фашистов на Курской дуге, и поддержка пехоты с воздуха при освобождении Злынковского района.

В Белоруссии произошел ещё один очень памятный для Михаила Алексеевича эпизод.

 День и ночь идет подготовка к наступлению. Каждую ночь полк вылетает на боевое задание. Узкий плацдарм на левом берегу Днепра, острым клином вошел в линию фронта на стыке двух наших армий и не на шутку беспокоит командующего фронта Рокоссовского. Ударят немцы в тыл нашим войскам и сорвут наступление. Для ликвидации плацдарма необходимо уничтожить мост -  единственную артерию, питающую плацдарм, поддерживающий ее живучесть. Уничтожение моста поручено гвардейскому полку, где служит Лосицкий. Несколько ночей, прорываясь сквозь плотный заградительный огонь, наши самолеты сбрасывали бомбы, но мост оставался невредим, как – будто его кто-то заговорил, и опять по нему шли эшелоны. Полк теряет экипажи, самолеты, а мост цел. Бомбы либо проскальзывают между металлическими балками, либо вырывают их небольшие куски. Уничтожить мост во что бы то ни стало - это приказ фронта. А как же это сделать? У командования полка рождается дерзкий план - переставить взрыватели бомб с полотна мгновенного взрыва на замедленное, и бомбы скрепить между собой металлической проволокой или тросом. Но как его осуществить? Ф.12  

Принимается решение: три экипажа ночь отдыхают, а остальные продолжают полную ночь наносить бомбовые удары. И только когда рассвело, и немцы уже не надеялись на появление наших самолетов,  три отдохнувших, наиболее опытных экипажа, в т.ч. и экипаж Лосицкий –Козюра,  на высоте 150-200 метров, делая налет с немецкого тыла на бреющей высоте, вышли на мост и, сделав большой крюк в тыл противника, сбросили бомбы точно в цель. Немецкие зенитчики не могли и предполагать, что удар будет нанесен с запада, да ещё и днем, и огонь открыли, когда самолеты были уже далеко,  да и шли они над землей на высоте 30-40 метров. Мост был разрушен, так как бомбы зацепились крючьями за настилы моста и разорвали их.

А дальше была Европа. Последующие Познанская и Берлинская операции добавили к наградам Лосицкого ордена Отечественной войны I и II степени.

Только на Берлин штурман Лосицкий совершил более двух десятков боевых вылетов, каждый раз рискуя погибнуть в самом конце войны. Ф.13

Но война была для него не только постоянной встречей с опасностью.

В 1944 году случай свел его с  замечательной девушкой. Она – Шуругина Феодосия,  ефрейтор по званию, по специальности – шофер «полуторки» 693-го батальона аэродромного обслуживания (БАО). Это они - шофера, в основном молодые девчонки 20 – 23 лет, на своих полуторках (ГАЗ-1,5), доставляли горючее для самолетов, патроны для пулемётов, питание для летчиков. Ф.14

Мужчине на войне тяжело, но во много раз тяжелее девчонке, которая после шестимесячных курсов села за руль маломощной полуторки, чтобы по фронтовым, разбитым тракторами и гусеницами танков дорогам вести свою машину. Сколько переживаний, сколько было пролито слез на этих дорогах. Но война есть война, она слезам не верит. Собирала всю волю в кулак, хотя конечно без помощи бойцов-пехотинцев, артиллеристов, танкистов доставить грузы в пункт назначения она бы не могла.

В работе было все: и поломки машины, которые она по незнанию не могла устранить, ожидая помощи от проходящих солдат и шоферов, и ночевки под открытым небом в дороге, и обстрелы авиации противника.

Ф.15 Феодосия Федосеевна рассказывала эпизод, когда, погрузив продукты питания на машину и поставив термоса с чаем и кофе (обычно лётчикам-ночникам привозили питание), приезжает на аэродром, открывает термоса, а они изрешеченные пулями и пусты. А в дни, свободные от поездок, девчонок ставили в караул, на охрану объектов: самолетов, складов боеприпасов, складов с горючим. Это не менее тяжелая работа, чем поездка на машине. Стоишь с винтовой 2 часа и каждый шорох ветки, прыжок зверька вызывает у тебя страх, чувство, что вот-вот бросится на тебя немец или взорвет склад. Пришлось выдержать всё.

Судьба свела их однажды и на всю жизнь. Ф.16 Они вместе прошли всю войну, дошли до Германии. Феодосия Федосеевна и Михаил Алексеевич прожили долгую счастливую жизнь, достойно воспитав двоих сыновей. Ф.17

Хранится в семье Лосицких еще одна реликвия - записка, посланная Михаилом матери  в далеком 1943 году. И удивительная история, связанная с ней, передается в их семье из уст в уста уже несколько поколений.

         После призыва в армию Михаил Алексеевич  ни разу не был дома. Он почти пять лет не видел мать. Более того, он даже не знал, пережила ли она оккупацию. Однажды, выполняя боевое задание на Брянщине, он с трепетом увидел – прямо по курсу родная деревушка. Михаил понял -  это шанс дать о себе весточку. Прямо в кабине самолета он написал записку своей матери и попросил пилота сделать пару кругов над селом. Вложил бумагу в патрон ракетницы, привязал к нему красную ленту для лучшей видимости и выбросил его за борт. После мать рассказывала, что его воздушное послание доставили ей из соседней деревушки Гриденки, находящейся в 5-6 километров от их дома.

Вот что было написано в нем: Ф.18

 «Мама, мои родные! Я жив, здоров, бью фашистских гадов на родной Брянщине. Повидаться не сможем, сейчас не до этого, А как хочется встретиться, припасть к твоей груди, к родной земле, поруганной врагом. Мы мстим ему за это. Близится час расплаты. Записку бросаю из самолета, пролетая над Голибисовым, и надежде что вам ее передадут. До встречи!»

К счастью, их встреча все-таки состоялась. Михаил Алексеевич выжил в этой страшной войне.

За доблесть и мужество, проявленное на фронте,  Михаил Алексеевич Лосицкий награжден Ф.19 пятью орденами, среди которых орден Красной Звезды, два ордена Боевого Красного Знамени, два ордена Отечественной войны  1  и 2 степеней; двенадцатью медалями, в их числе  «За оборону Сталинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина».

Уволен в запас в марте 1946 года. Ф.20 После увольнения учительствовал, воспитывал молодежь, в качестве замдиректора школы по военной подготовке, завуча, директора школы, зав. РОНО. Был депутатом райсовета, более 10 лет – председателем общества « Знание», заместителем председателя Унечского районного Совета ветеранов войны и труда.    Решением Унечского районного совета от 29 июля 2003г за выдающиеся заслуги, получившие широкое общественное признание, способствующие развитию и повышению авторитета Унечского района Лосицкому Михаилу Алексеевичу было присвоено звание «Почетного гражданина Унечи». Ф.21

 

В его домашнем архиве более двадцати почетных грамот: от Министерства просвещения, от комитета народного контроля, от ЦК ДОСААФ и даже от Совета министров. Ф.22

Для всех поколений война против фашистских захватчиков стала мерилом верности и самоотверженности, честности и благородства, мужества и бесстрашия.

         Мы гордимся, что среди тех, кто выковал нашу победу, был и наш земляк Михаил Алексеевич Лосицкий. Ф.23 И с уверенностью говорим, что он украшение и гордость нашего края.

 

 

Категория: Музейные исследования | Добавил: unechamuzey (05.07.2016) | Автор:
Просмотров: 141 | Теги: штурман, Жизнь, лосицкий, Фронт | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: